Вверх страницы
Вниз страницы
21.07.2016
Форум реорганизован и вновь открыт. Добро пожаловать!

Langoth

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Langoth » увертюра » новые люди » нужные


новые люди » нужные

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

http://s7.uploads.ru/rsLt8.png

Собрался в поход, и даже маршрут уже составлен, а разделить это путешествие не с кем? Ты обратился куда нужно! Оставляй объявление. Срочно в номер! Не ленись описать все чудеса и прелести соседства в поиске нового с тобой!
Твоё объявление уже красуется на первой полосе? Что ж, запасись терпением.

Поймал сигнал из космоса и понял, что тебе срочно необходимо именно в этот поход? Так не стой! Скорей в гостевую! Обрадуй соискателя, сообщи, что ты уже нашёлся!
А может, ты листал газету и прочёл объявление, которое пришлось тебе по душе? Тогда сворачивай сюда, ведь корабль ждёт!

уже нашлись

more ~ Gods ~ Аид
шелест ~ Gods ~ Афина

more ~ Vikings ~ Этельстан
шелест ~ Vikings ~ Флоки
Jin ~ Vikings ~ Рагнар

Jin ~ Misfits ~ Саймон

more ~ A song of ice and fire ~ Петир Бейлиш (возможно, Маргери или Визерис)
Jin ~ A song of ice and fire ~ Джейме Ланнистер
Felicia ~ A song of ice and fire ~ Серсея Ланнистер

more ~ Always ~ Фред
шелест ~ Always ~ Сириус Блэк (Адриан Пиритс)
Felicia ~ Always ~ Грегори Гойл (Надежда Васильева)
Jin ~ Always ~ Фенрир (Невилл)
Black Pearl ~ Always ~ Гермиона Грейнджер

more ~ Przeznaczenie ~ Лютик

забрать шаблон
Код:
[table layout=auto width=100%][tr][td colspan=2 bgcolor=#49453b][/td][/tr]
[tr][td colspan=2 bgcolor=#5b594d][align=right][size=22][color=white][b][font=Book Antiqua]»    НАЗВАНИЕ ЗАЯВКИ КАПСОМ[/font][/b][/color][/size][/align][/td][/tr]
[tr][td colspan=2 bgcolor=#49453b][/td][/tr]
[tr][td width=27% bgcolor=#a9ae9d][align=center][img]изображение 160х160[/img][/align][/td]
[td width=73% bgcolor=#a9ae9d][quote][font=Palatino Linotype][b][size=14]»  По дороге сна в[/size][/b][/font] вселенная(ые)/фандом(ы)

[size=14][font=Palatino Linotype][b]»  Неперелётные[/b][/font][/size] персонажи, которые уже есть

[size=14][font=Palatino Linotype][b]»  Одной крови с[/b][/font][/size] кого разыскиваете[/quote][/td][/tr]
[tr][td colspan=2 bgcolor=#5b594d][align=center][size=16][color=white][b][font=Garamond]зов крови[/font][/b][/color][/size][/align][/td][/tr]
[tr][td colspan=2 bgcolor=#a9ae9d]
идея/сюжет
[/td][/tr]
[tr][td colspan=2 bgcolor=#5b594d][align=center][color=white][b][size=16][font=Garamond]что ты знаешь?[/font][/size][/b][/color][/align][/td][/tr]
[tr][td colspan=2 bgcolor=#a9ae9d]
обращение к игроку(ам)
[/td][/tr]
[tr][td colspan=2 bgcolor=#49453b][/td][/tr][/table]
[spoiler="[align=center][size=16][b][font=Garamond]почти реально[/font][/b][/size][/align]"]вдохновение: картинки, гифки, музыка, видео[/spoiler]
[spoiler="[align=center][size=16][b][font=Garamond]золото тумана[/font][/b][/size][/align]"]любой Ваш пост[/spoiler]

0

2

»    GODS

http://www.pichome.ru/images/2015/08/03/TYp03BHU.gif

»  По дороге сна в Древнюю Грецию

»  Неперелётные Аид и Афина

»  Одной крови с Деметрой, Гекатой, Зевсом, Герой, Аресом, Фобосом, Деймосон, Гармонией, Макарией, Афродитой, Цербером, Посейдоном, Хароном и всем многообразием греческого пантеона

зов крови

Слышали о мультфильме Геркулес? Это же кладезь идей! К примеру, как бы всем жилось при слегка расширенных границах подземного царства, охватывающих Афины?
А что-нибудь знаете про Нила Геймана? Как бы греческие боги выживали в современном мире, лишённые былой славы и львиной доли своих сил? Интересно? Это же благодатная почва для сюжетов!
Имечко "Перси Джексон" о чём-нибудь говорит? Этот парнишка столько раз заваривал кашу, что только успевай расхлёбывать!
А как на счёт, скажем, фильма "Троя" или сериала "Геракл"? И, конечно же, первоисточник — мифы и легенды славной Эллады!

что ты знаешь?

Найдись, родня! хд Мы ищем вас по всему Олимпу и это очень срочно!
При том, ищем не на один отыгрыш. Обещаем ценить, любить, не бросать, обеспечивать одёжками, отыгрышами и фонтанировать идеи (их уже как минимум три хд), ведь с мифологией связано столько фандомов, а у нас ещё и есть возможность баловаться кроссовером.
Надеемся пополнить и расширить наш каст в дальнейшем.
Найти нас можно обратившись в лс к more (Адечка) или шелест (Афина).

почти реально

http://www.pichome.ru/images/2015/08/10/rpLbY.jpg

http://www.pichome.ru/images/2015/08/10/gJIQWXv.jpg

http://www.pichome.ru/images/2015/08/10/3Te2m.jpg

золото тумана

http://www.pichome.ru/images/2015/08/15/Wl0xyjqsn.gif
poets of the fall - revolution roulette

Нервирующий звон фун-линь прервался щелчком закрывшейся двери дешёвого китайского ресторанчика и мужчина выбрался на воздух. Его раздражало всё от звука талисмана фэн-шуй до тяжёлого осязаемого запаха благовоний, курившихся в помещении круглосуточно и он готов был поспорить, что и круглогодично тоже, видимой дымной завесы оставшейся позади. Бледный и отчасти долговязый человек вздохнул с облегчением, на сегодня пытка была окончена и это так называемое соприкосновение с "прекрасным" не привело к массовым жертвам, на чём уже самое время сказать спасибо.
Прикуривая на ходу, этот странный незнакомец двинулся вниз по улице, надеясь побыстрее покинуть территорию китайского квартала решительно заполненную всей этой нелепой на его взгляд атрибутикой. Если бы Яма хоть иногда покидал этот балаган, ему стало бы значительно проще на этих встречах клуба не анонимных экс-богов-неудачников, но мелкий восточный божок был непреклонен. А у Аида не было никаких сил в двадцать первом столетии, чтобы он мог кому-то указывать.

По правде говоря, некогда могущественный бог греческого пантеона теперь остался ни с чем, окончательно ослабнув и всё ближе подходя к черте, так страшившей его, ведь за ней бессмертие бога смерти оставит. Со временем его заполнили мелкие мысли, банальные нужды, толкавшие в спину и гнев, зависть. Аида тяготило собственное, похоже, абсолютно безнадёжное положение и уже не утешало, как десять веков назад, что и его брата тоже забыли. Что проку от старой вражды, когда за каждый новый день приходится бороться?
Их сместили новые боги, отправив на обочину бытия. Теперь он стал лишь легендой, героем греческого эпоса и книг, выдумкой, фальшивкой. Не существующий в коллективном сознании, Аид всё же был. Проклинал Яму, в которого ещё хоть кто-то верил, ходил на ненавистную работу пять дней в неделю и фильмы с участием себя самого, где актёры уродовали его на все лады, по субботам с женой и дочерью.
Великолепные храмы стали руинами, богатые жертвы обернулись зарплатой простого юриста. Хотя стоит признать, у него был талант к заключению сделок, поэтому сокращение на фирме обошло стороной. Из бога он превратился в клерка и червя, обзавёлся невыносимым характером и добрым десятком вредных привычек.
Они с Персефоной никак не тянули на образцовое семейство прямиком из американской мечты. Им пришлось познать жизнь смертных в полной мере, а это как-то не способствовало изменениям в лучшую сторону. Тяжким грузом стала даже собственная сущность: нелегко подолгу оставаться на одном месте, когда их тел не трогало старение. Приходилось изрядно поднапрячься, чтобы затеряться среди людей, особенно теперь, когда эта бюрократическая система могла пойти на руку только сильному богу загробного мира. Всей семьёй они прожили тысячи жизней, десятки переездов и никому от этого не становилось лучше. Суета и шум накапливались, наполняя чашу терпения, из которой уже давно нещадно хлестало через края.
Зависимые, ностальгирующие по ушедшему, все боги некогда великой и славной Греции ныне не были даже тенями себя самих. Будучи одной большой семьёй даже встречи им стали в тягость. Друг в друге они видели упадок и запустение, которые отдавали горечью. Да и о чём теперь было говорить? Посейдон стал тренером в океанариуме, Деметра обзавелась цветочной лавкой, Артемида обучала стрельбе из лука, Дионис дегустировал вина, музы подались в критики и журналистику, Афродита стала заправской бизнес-вумен, открыв брачное агентство и держась в тени, Афина вновь преподавала в Оксфорде на отделении древней истории, а Зевс, как и прежде, тянулся к электричеству, только теперь был инженером электросетей. Жители Олимпа колесили по миру, но путешествия не казались им приятными. Вся эта возня виделась унизительной и оскорбительной живым героям легенд.

И только выйдя на Хестер стрит, затушив докуренную сигарету, брошенную под ноги, каблуком ботинка, когда чайнатаун остался уже далеко позади, мистер Митчелл по документам ощутил, как напряжении, заполнявшее каждую клеточку тела медленно отступает.
Аид никогда не любил пешие прогулки, точнее покуда он пребывал в Тартаре об этом не знал, но стоило поселиться среди смертных, как стало ясно, что и они раздражают. Но теперь решил пройтись до дома. Такси и общественный транспорт сейчас бы просто довели до белого каления, скорее всего. Яма был солью на кровоточащую рану и этот эффект не проходил сразу, будто мерзкий шлейф запаха курительных палочек, мерещившийся ещё пару часов после ухода из проклятого ресторана, который не могли отбить даже лаки страйк.
Суббота казалась безнадёжно угробленной, пара кварталов от Манхэттена до Вест-Виллидж ей уже никак не повредят. И медленно переставляя ноги, Аид побрёл в шумном потоке людей гудящего муравейника, который смертные называют Нью-Йорком, намеренно петляя улицами, на одиннадцатую.

До полудня было ещё по меньшей мере пять часов. Этот Митчелл никогда не носил часов, поэтому не мог сказать точнее. А мужчине уже сейчас не казалось чем-то само собой разумеющимся оставаться трезвым. Каждый бар манил полутьмой помещения и бутылками, полными забвения. И если бы не ещё одна встреча на сегодня, Аид был бы уже пьян вдрызг.
С племянником он виделся редко, даже до того, как всё пошло кувырком, но ценил Ареса уже за то, что тот частенько вставлял папаше-Зевсу палки в колёса. Как говорится, враг моего врага мой друг. Слишком громко, но суть отражает достаточно ясно.
И пока все вокруг куда-то спешили, чересчур реальный Джон Митчелл решал головоломку: что же могло понадобиться сводному брату жены, что он настаивал на срочной встрече, которая не терпит отлагательств? Они не виделись четыре века и могли бы ещё столько же не встречаться. Общения с дядей этот бог войны едва ли жаждал уже хотя бы потому, что отец в минуты гнева грозил ему в былые времена переездом к Аиду в подземное царство на постоянное место жительства. А после Олимпа такие глубины... Как с Манхэттена в Пензу — на праздник не тянет и родственные отношения теплом не наполняет тоже. Тем более если что и волновало Марса, так это война, война и ещё раз война, а следовательно пазл в сознании Плутона никак не складывался, возможных тем для разговора рисовалась перечёркнутая окружность...

За всей этой деятельностью мужчина и не заметил, как закончилась пачка сигарет, а он сам оказался на пороге собственного дома. Из мира тайн и дурацких загадок его выдернул голос жены, прорвавшийся сквозь скрежет шестерёнок в мозгу и белый шум.
Их срок пребывания в Нью-Йорке истекал через полгода, далее морочить головы смертным уже не представлялось возможным и никакие там пластические операции со здоровым образом жизни тут не могли помочь, поэтому самое время было начинать собирать документы и готовиться к примерке новой личины. Одних паспортов было бы маловато, так что Аид заблаговременно начал постепенно собирать документы через знакомых.

Пройдя в квартиру и скинув плащ, он передал полученные бумаги жене и сняв ботинки направился на кухню в одних носках. Оказавшись у холодильника Аид достал бутылку воды и открыв её сделал несколько глотков, после чего поставил на место и вернулся в коридор.
— Мне придётся ещё раз уехать.
— Что-то случилось на работе? — в голосе Персефоны чувствовалось некоторое напряжение.
—  Нет, всё в порядке, дорогая, — устало отозвался Митчелл. — Встреча с Аресом.
— Купи тогда на обратной дороге что-нибудь к обеду, сегодня мама заедет.
Сдержав вздох разочарования Джон вновь надел обувь и приняв плащ из рук жены покинул квартиру. Кое-что в этом мире всё-таки неизменно: с тёщей он по-прежнему не ладил.

На улице Плутон первым делом купил сигарет в ближайшем супермаркете, вскрыв пачку сразу же после оплаты на кассе, и покинув помещение закурил прямо у входа, наплевав на все приличия и законы.
А потом поймал такси и назвав адрес бара в Бруклине сел на заднее сиденье, плюнув на попытки понять какого чёрта племянничек объявился именно сейчас?

Аид даже не заметил как машина остановилась, водителю пришлось повернуться к нему и дважды повторить это своё "сэр". Очнувшись от забытья, он протянул оплату таксисту ни банкноты не оставив на чай и захлопнул за собой дверцу.
Улица встретила его гулом огромного мегаполиса и бар стал спасением. Окунувшись в его полумрак, отгораживающий от мира дымовой завесой, Плутон упал на стул рядом со стойкой и закурил. Обративший на него внимание бармен с готовностью принял заказ и уже через полминуты греческий бог мира мёртвых потягивал виски из стакана.
Оставалось дождаться Ареса, который, похоже, не отличался пунктуальностью...

0

3

»    VIKINGS

http://s7.uploads.ru/DJzf2.png

»  По дороге сна в Скандинавию

»  Неперелётные Этельстан, Флоки и Рагнар

»  Одной крови с Лагертой, Бьёрном Железнобоким, Ролло, Хельгой, Торунн, Аслауг, Сигги, Гидой, Харльдсоном и всем кастом.

зов крови

Впечатлительный ребёнок во мне не смог расстаться с атмосферой, с этой интерпретацией истории, не смог принять смерть Этельстана и теперь хочет раствориться в этом ярком мире, альтернативной реальности, наполненной ожившими мифами, легендами и сказаниями, кровью, местью, силой, холодами зимы, переосмыслением слов "дружба" и "верность".
Здесь есть что осветить, куда заглянуть. У каждого своя нелёгкая судьба и путь любого тернист. Этот сериал предлагает самые разные образы на любой вкус: сила и амбиции, мудрость и смирение, ярость и гордыня, хладнокровие и безумие. Можно испытать себя в самых смелых и под час неожиданных амплуа. Окунуться в непростой быт северян, стать набожным христианином или жестоким королём.
Это мир с позиции силы, с позиции выживания. Жестокость, как необходимость. Бороться до конца. Идти и не сдаваться.
Ярлы и короли, принцессы и воительницы, монахи и викинги, боги с нами, мы пишем историю кровью павших прямо сейчас!
Поэтому идею для отыгрыша мы с Вами найдём всегда, учитывая любые пожелания и интересы.

что ты знаешь?

Не буду донимать Вас банальщиной, все мы знаем: не хочется, чтобы человек брал персонажа на один раз и далее, далее, далее. Скажу только, что этот мир действительно захватывает и я хотела бы разделить это с Вами. Эту вселенную, в которую можно погрузиться и найти нечто новое.
Если Вам нравится этот сериал так же, как и нам с шелест, мы будем Вам рады!

почти реально

http://www.pichome.ru/images/2015/08/14/J0UqPTGE.gif

http://33.media.tumblr.com/fac74c5d0aa117bce1521e5ccb85e32f/tumblr_nlvuzq7AmS1tfh1dfo1_250.gif

http://40.media.tumblr.com/d12b70a3c251e426401236c79f001477/tumblr_nlvuzq7AmS1tfh1dfo2_250.png

http://41.media.tumblr.com/a6d7ed38cd4e04aae1952b19c8c95ae9/tumblr_nlvuzq7AmS1tfh1dfo3_250.png

http://31.media.tumblr.com/474495e0c4f1c7fe73a097b4f1e27e89/tumblr_nlvuzq7AmS1tfh1dfo5_250.gif

http://31.media.tumblr.com/0c7eca396b79fe5de6f0a41024249716/tumblr_nlvuzq7AmS1tfh1dfo6_250.gif

http://41.media.tumblr.com/f65d8153a2408576934460ec57238b4a/tumblr_nlvuzq7AmS1tfh1dfo4_250.png

http://36.media.tumblr.com/d087d3bba88516c146f9348a742107aa/tumblr_nlvuzq7AmS1tfh1dfo8_250.png

http://38.media.tumblr.com/4ffdb32395897db5631ae543e2e7321b/tumblr_nlvuzq7AmS1tfh1dfo7_250.gif


http://www.pichome.ru/images/2015/08/14/0YPEVMB.jpg


http://www.pichome.ru/images/2015/08/14/dnDI6kS.png


http://www.pichome.ru/images/2015/08/14/LcRrsi.png


http://www.pichome.ru/images/2015/08/14/eNxj.jpg


http://www.pichome.ru/images/2015/08/14/WFgSbrMN6.jpg


http://www.pichome.ru/images/2015/08/14/7hPMV0.gif
http://www.pichome.ru/images/2015/08/14/GKUnum0R5P.gif
http://www.pichome.ru/images/2015/08/14/MAyeHv.gif
http://www.pichome.ru/images/2015/08/14/kYnLzlhI.gif


http://www.pichome.ru/images/2015/08/14/4DUn2Kf.png
http://www.pichome.ru/images/2015/08/14/hqwYHRMlmt.png


http://www.pichome.ru/images/2015/08/14/Izfb2lw.gif
http://www.pichome.ru/images/2015/08/14/9oXrmyO2w.gif
http://www.pichome.ru/images/2015/08/14/ZB6aNehY.gif
http://www.pichome.ru/images/2015/08/14/gL5mjX.gif
http://www.pichome.ru/images/2015/08/14/Kv40PdWM.gif

золото тумана

Он родился и вырос далеко отсюда, согретый христианской культурой Линдисфарна. Взращенный в традициях сострадания и человеколюбия, мягкий по натуре своей и образованный, Этельстан принял решение посвятить себя Господу и царствию его на земле.
Вся жизнь его была благочестивым размышлением и созерцанием. Мальчик провёл юность в учении, труде, молитвах и отдал себя в услужение своему наставнику, помогая старому монаху по мере своих знаний и умений. Все ранние годы своей жизни этот человек прожил в смирении, разделённом с усердием.
Этельстан был паломником и нёс слово божие, свет истинной веры людям, много путешествуя. Душа его не была мятежна и никогда не требовала большего, юноша не был и тщеславен, не желал почестей. Он всецело возложил свои тело и дух на жертвенник святой веры. Находя счастие в простых радостях, проживал день за днём, помогая людям, переписывая святые книги, благодарный Богу за то, что дал ему прожить новый день, дал кров и пищу, общину и смысл бытия.
Этельстан работал не жалея себя, стараясь принести пользу. Открытый для новых знаний, он не пренебрегал ничем и ценил всякую науку, будь то новые знания о чуждых языческих культах, зодчестве, городах или о том, как правильно растить капусту. Всякому знанию есть свой день и свой час, так он думал. И никогда не жаловался, даже во время своих странствий оставаясь без крова в непогоду. Молодой монах уповал на Бога и верил, что всякое испытание ниспослано Всевышним для укрепления веры его и духа. Он был обучен созидать, но не разрушать. И окончательно осев в монастыре был благодарен за то, что нашёл свой истинный дом, дом Господень.
Однако, пришёл день, когда туда явился ад! Ад и всего его дьяволы! Этельстан молился, не надеясь на милосердие чудовищ, нагрянувших в их тихую обитель, монастырь Святого Кутберта, но веря в справедливость Божьего суда. Ему не жаль было своего тела, своей загубленной молодости, юноша переживал за своего наставника и братьев. Молитвой единой спасался он в час страха и беды, надеясь тем самым помочь отыскать душам монахов путь в царство Господне и чтобы быть готовым, когда придёт его час.
Но его час так и не пришёл... В суровом лице язычника обрёл Этельстан своё спасение. Милосердие всё же было не чуждо и врагам христианской веры, душегубам и отступникам. Сохранив ему жизнь, они увезли его от всего, что было дорого и знакомо, от привычного быта, от свободы в рабство. Ему пришлось навсегда расстаться с побережьем Линдисфарна и всем, что он знал, во что верил, отправившись на север, ведомый туда чужой волей. Ужас сковывал ему душу, но он остался жив, значит такова воля Божья и монах не смел перечить. Среди зла, в час опасности, он хранил веру Христову в сердце, прижимая к себе евангелие, как последнюю ниточку к миру, который знал и любил.
Ему казалось, что он попал не к людям, но к зверям. Их нравы пугали его, их кровожадность заставляла дрожать от ужаса, глядя на преступление против человеколюбия и самого Господа. Первые дни вдали от дома давались ему нелегко, но Этельстан знал, что северянин, чьё имя Рагнар Лодброк, сохранил ему жизнь дважды и был благодарен за это, хоть всё равно ощущал острую тоску по родному краю, страшась неизведанного.
Увидев семью нового хозяина несвободный Этельстан из монаха превратившийся в раба, чьи права столь ничтожно малы, не поверил своим глазам. Он понимал, что, конечно же, у язычников есть жёны и дети, но увидев как они добры друг к другу, юноша переменился в своём мнении. Да, они были не отёсаны и грубы, защищали с яростью дикого зверя всё, что им дорого и без церемоний забирали чужие жизни, но, видит Бог, они тоже были людьми. Это осознание далось ему нелегко, но в дальнейшем во многом изменило взгляды на этот мир.

Прошло несколько лет, он пережил многое и вот теперь он не христианин, и не язычник. Возможно, и то, и то. Среди этих людей, иноверцев, он нашёл друзей и заступников, обрёл настоящую семью, которой у него в действительности никогда не было.
Но может ли кто-то честно служить двум хозяевам? — вот вопрос, что мучает его уже давно. Вновь родные берега не приняли Этельстана, ибо пришёл он не как монах и смиренный сын Господа, но как враг с огнём и мечом в стане безжалостных языческих воинов. Близка была его гибель и Этельстан с ужасом увидел как жестоки порою нравы христиан, усомнившись в своей вере впервые. Это ли Господь завещал им, этому ли учил? Сын Линдисфарна, он бы погиб на кресте, наказанный теми, кому когда-то был братом, вдали от друзей, которых он уже не надеялся вновь увидеть.

Однако, судьба уготовила ему иную участь. Единожды окунувшись в быт язычников, он уже не смог вернуться к скромной жизни монаха и возвращение Рагнара, Лагерты, встреча с Бьёрном согрели его душу, ибо эти людьми были ему родными, не по крови, но по духу.
Он стал мостом между миром язычником и христианским королём Экбертом. То, что казалось невозможным, было так близко! Вместе с Лагертой Этельстан отправился в поселение, где многих ждала новая жизнь.

0

4

[AVA]http://ipic.su/img/img7/fs/sajmon.1469419987.jpg[/AVA]

»    MISFITS

http://s5.uploads.ru/t/rm7Gg.jpg

»  По дороге сна в современность

»  Неперелётные Саймон

»  Одной крови со всем кастом без исключения: Келли, Нейтен, Кёртис, Алиша, Руди и иже с ними

зов крови

Ох, дорогие, тут столько можно сотворить. Хотите начнем с момента знакомства? Хотите отправим Нейтана в лас-Вегас с его новой девчонкой? А хотите придумаем что-то свое? Здесь нет никакого сюжета, даже задумок нет, потому что сначала стоит кого-нибудь дождаться, а потом уже и мозгами шевелить. Но я верю, кто-нибудь обязательно придет и вот тогда мы зажжем. Поубиваем снова парочку надзирателей, с особой жестокостью и не очень. Мы же хорошие на самом деле, супергерои, так зачем же думать о плохом? Отработка, как оказывается, не такое уж и скучное занятие. Уж поверьте мне, Саймону, человеку с которым столько всего приключилось, начиная от попадание в психушку и заканчивая разбитым сердцем. Но все еще впереди. И недели не пройдет, как мы вновь вляпаемся в какое-нибудь дерьмо.

что ты знаешь?

Приходите на постоянную основу. Эти персонажи, каждый со своими способностями, не похожи на стандартных супергероев, они намного более разносторонние, непостоянные, нераскрытые. Так дайте им жизнь, покажите о чем они думают, когда Келли не читает их мысли, покажите способны ли выжить без отмотки времени назад, могут ли любить по-настоящему без прикосновений. Короче я вас жду.

почти реально

http://s4.uploads.ru/t/IjZWS.gif
http://s3.uploads.ru/t/0CoVP.gif
http://sf.uploads.ru/t/k582L.gif

золото тумана

Свежий пронизывающий ветер трепал волосы, а затем, наигравшись вдоволь, улетал дальше на север. Там, внизу, бушевали волны, море билось о скалы, разлетаясь миллионами брызг, словно разбитая вдребезги ваза. Солнце давно уже спряталось за тучи, что накрыли мглой небо, не оставив и малейшего просвета в этой тьме. Но независимо от того, что погода оставляла желать лучшего, Рагнар улыбался. Да, он предвкушал, не славную битву, но славное путешествие, туда, к новым берегам, где его никто не ждет, где легкодоступных сокровищ хватит на несколько жизней вперед и тогда Лодброк сможет всласть попировать с самим Одином.
Рагнар Лодброк был коренастым мужчиной тридцати двух лет от роду. Его лицо было покрыто тонкой сеточкой морщин, какая бывает у тех, кому учителем была сама жизнь. Серая борода доходила до самой груди, а одежды развевались на ветру. Мужчина, положив одну руку на основание топора, что висел за пазухой, улыбался и глядел вниз, туда, где его воины заканчивали последние приготовления перед отплытием. Новенький драккар, который лишь недавно приобрел железнобокий якорь, мирно покачивался на волнах, будто ждал своего хозяина прежде чем пуститься во весь опор.
Викингу никогда не сиделось дома, душа постоянно требовала приключений, новых впечатлений, хотя его жена, Лагерта, не одобряла подобной прыти мужа, постоянно ворча о том, что дети растут без присмотра отца, который то и дело отправляется к новым землям. А Лодброк лишь ухмылялся и кидал жену на кровать, застеленную пушистыми шкурами животных.
- Все готово, - раздалось у него за спиной и викинг коротко кивнул, не говорящему, а самой стихии, что ждала его там, внизу. Развернувшись к молодому викингу, которому не было и тридцати лет, мужчина положил руку ему на плечо.
- Давай, брат, на встречу богатству, - и не сбавляя быстрого темпа, направился вниз по тропе, что лентой уходила к самому берегу.
Погрузив все необходимое, такое как еда, вода, оружие и прочие припасы, что могли пригодиться в пути, Рагнар и еще шесть его человек, погрузились на корабль.
Открытое море встретило их призывными стонами и солеными брызгами, что попадали на лицо каждый раз, когда драккар наклонялся вперед. То и дело мужчина склонялся к ведру с водой, где мерно плавала круглая доска с маячком посередине. Этот своеобразный компас, должен был указать дорогу к неизведанным землям. Лодброк считал этот предмет особым символом удачи. Еще ни разу за все годы путешествий не случилось так, чтобы он подвел своего хозяина.
На следующий день на море разыгралась нещадная буря. Вода заливалась за борт с такой скоростью, что остальные не успевали выливать ее обратно. Молнии прорезали небо острыми мечами, освещая мглу впереди.
- Рагнар, что нам делать? - обратился к капитану один из мужчин, но тот лишь молча глядел вдаль, крепко держась за один из тросов.
- Один благоволит нам, - пытаясь перекричать бурю, ответил викинг. - Мы скоро прибудем на место!
- Смотрите, что там? - выкрикнул второй и все, как по мановению руки, повернулись в указанном направлении. Прямо посреди моря начала образовываться гигантская воронка.
- Что черт возьми происходит? Мы все умрем? Это Эгир снова буйствует! - наперебой начали кричать моряки, а сам Рагнар не проронил ни слова.
Лишь когда драккар не по своей воле направился в сторону адовой бездны, Лодброк спрыгнул с помоста и схватился за весло.
- Быстро за весла! Надо грести в другую сторону! - шкальный ветер и сильный дождь заглушал звуки его голоса, поэтому остальные не сразу поняли, что от них хотят. Лишь завидев, как их предводитель схватился за весло, бросились на свои места.
Волны поднимали корабль до небес и вновь сбрасывали на землю. Кажется сама твердь расходится под их драккаром. Но как бы они ни старались бороться со стихией, та лишь усиливала напор, будто насмехаясь над храбрецами, что в очередной раз решили попытать счастья и выйти в открытое море.
Драккар оказался слишком близко к воронке. Водоворот начал утягивать корабль в самую середину, пока не затянул на дно, поглотив в пучине вод крики и проклятия.
Яркое солнце пробивалось сквозь закрытые веки, заставляя Рагнара очнуться и прикрыть глаза руками. Он чувствовал легкое прикосновение воды к своим ногам, ощущал, как стихия убаюкивает, едва касаясь тонких пальцев.
Со стоном перевернувшись на живот, Лодброк сделал над собой титанические усилия и наконец открыл глаза. Перед его взором предстал желтый песок, смешанный с огромным количеством камней и какой-то бумагой. Приподняв голову, мужчина, не обращая внимания на пятна света перед глаза, разглядел вдалеке странные строения, высотой со скалу. Но усталость победило любопытство и он вновь упал на песок, перевернувшись на спину.
- Черт подери, где я, - хриплым голосом произнес он вслух.

0

5

»    A SONG OF ICE AND FIRE

http://www.pichome.ru/images/2016/07/25/M3Gfxl.jpg

»  По дороге сна в Вестерос

»  Неперелётные Петир Бейлиш (он же, возможно, Маргери или Визерис)

»  Одной крови с семейством Тирелл, Серсеей Ланнистер, кхалиси, Сансой Старк, Робертом Арреном, Джоном Сноу, Тирионом Ланнистером, Лианной Мормонт и всем кастом сериала/вселенной

зов крови

Ну все же видели сколь шикарно закончился шестой сезон, верно? Это ведь такая благодатная почва для отыгрышей и сюжетов! Особенно для таких персонажей, как Серсея, Петир, Маргери, Санса, Дейенерис и Джон Сноу! Можно ведь как душе угодно повернуть сюжет дальше, спасти или убить любого! Вокруг такая вакханалия, а ты всё ещё не у дел? Бери всё в свои руки!
А ещё я нежно люблю дуэты Сансы и Петира, Визериса и Дени. И с радостью поддержу, если вам захочется поиграть.
К тому же, для тех, кто читал книги, у нас ещё больше простора! Там ведь столько всего, о чём сериал умолчал и многие сюжетные линии строились несколько иначе. Почему бы и не пойти по этому пути?
Может, вообще создадим что-то новое. Вплоть до безумных альтернатив.

что ты знаешь?

Единственное пожелание — атмосферность образа, в остальном пишите так, как вам комфортно. Но если что, я обычно пишу посты примерно 5к+ и в основном от третьего лица, хотя легко перестраиваюсь под соигрока.

почти реально

http://www.pichome.ru/images/2016/07/25/vu4g5NbHj.png
http://www.pichome.ru/images/2016/07/25/sz5tGQel.png
http://www.pichome.ru/images/2016/07/25/s9XuKoQe1.png
http://www.pichome.ru/images/2016/07/25/7VbrQn.png
http://www.pichome.ru/images/2016/07/25/suSTCRz.png
http://www.pichome.ru/images/2016/07/25/klMBbHFSgV.png
http://www.pichome.ru/images/2016/07/25/6gShGu.png


--
http://www.pichome.ru/images/2016/07/25/dqFLC.gif
http://www.pichome.ru/images/2016/07/25/NGO4FyC.gif
http://www.pichome.ru/images/2016/07/25/5tFMuKh9Yv.gif
http://www.pichome.ru/images/2016/07/25/lvVWa8Tfun.gif
http://www.pichome.ru/images/2016/07/25/hILxfFy08A.gif


http://www.pichome.ru/images/2016/07/25/QbUekmyIi.gif
http://www.pichome.ru/images/2016/07/25/OZwAlxu.gif
http://www.pichome.ru/images/2016/07/25/YFlIU72B6.gif
http://www.pichome.ru/images/2016/07/25/40e6lsnIHP.gif
http://www.pichome.ru/images/2016/07/25/02mLI.gif
http://www.pichome.ru/images/2016/07/25/PQeLuvI.gif
http://www.pichome.ru/images/2016/07/25/k0Jvm9z.gif
http://www.pichome.ru/images/2016/07/25/Sv2ec9ohz.gif
http://www.pichome.ru/images/2016/07/25/R7UsCbYD.gif


http://www.pichome.ru/images/2016/07/25/7hPMV0.gif
http://www.pichome.ru/images/2016/07/25/2AjW4f3a.gif
http://www.pichome.ru/images/2016/07/25/voRiG.gif
http://www.pichome.ru/images/2016/07/25/vfXjuoSr9.gif
http://www.pichome.ru/images/2016/07/25/yAHwEOJq.gif
http://www.pichome.ru/images/2016/07/25/svo1YI.gif
http://www.pichome.ru/images/2016/07/25/H4i3WaEp.gif
http://www.pichome.ru/images/2016/07/25/tejlqKn0.gif
http://www.pichome.ru/images/2016/07/25/37y5kheKb.gif

золото тумана


Хаос — это не провал. Хаос — это лестница. Многие пытались взобраться по ней, но оступались и уже не пытались вновь: падение ломало их. У других был шанс взойти наверх, но они отказывались, продолжая цепляться за государство, за богов или за любовь. Всё это иллюзии. Реальна лишь лестница, и важен лишь подъём наверх.
Весь мир подобен гигантскому механизму на манер часов, чувствительной паутине: здесь упала капля росы с серебряным звоном, касаясь тонких нитей паучьего полотна, а там, за десятки сантиметров, хозяин этого великолепия чувствует это.  Малейшее движение, колебание под дуновением ветерка ощутимы. И это чувствуется так же явственно, как движение чаш самых точных весов, реагирующих даже на крохотную песчинку.
Лишь единицам доступно это ощущение в полной мере. Осознание, захлёстывающее, точно сильные морские валы, одаривающие прохладой, ощущением свободы, солёными брызгами и упоительно чистым воздухом... Та самая деталька, что так важна для жизни в этом жестоком мире, мире, где все играют и который делится на добычу, хищников и пауков.
Так легко оказаться первым, все мечтают проявить себя, как вторые, но почти никто не замечает третьих — серых кардиналов, ткущих полотно судьбы для всего мира, незаметных, точно тени в безлунную ночь и оттого безумно опасных, точно зарин. Сладковатый запах и ме-е-дленное заполнение помещения невидимой завесой, одурманивающее жертву и приводящее в замешательство, опутывающее её постепенно, осторожно, словно заботливая мать, пеленающая своё дитя, и вот уже слишком поздно...
Как ярко выделяется тот, кто сидит на троне и сколь блёклый силуэт у стоящего за ним!.. Как велика меж ними пропасть! Ведь стать хищником может позволить себе отнюдь не каждый. Для этого нужна великая родословная, вобравшая в себя сливки титулованного общества, деньги, земли, слава, не гордость, но гордыня и жестокость поколений, впитывающаяся в сознание с детских лет, ещё с молоком матери. Нужна слепая и отчаянная вера в силу железа и звон монет, в незыблемость веса собственной фигуры. Пауки же являют собой букашек ничем не примечательных: без заступников и семьи, без земель, кажется, даже без амбиций. Не высокого рода, но исполнительные и старательные, неглупые, карабкающиеся по своей карьерной лестнице ступенька за ступенькой. Они представляются господам верными и слабыми.

В игре престолов даже самые незначительные фигуры наделены собственной волей и могут отказаться делать придуманные для них ходы.
Таким был и Петир Бейлиш. Человек с прозвищем Мизинец, наследник каких-то жалких нескольких акров земли в Перстах, чей прадед вообще родом не из Семи Королевств, а наёмник из-за моря, из Браавоса. Воспитанник лорда Риверрана, Хостера Талли. Какую же угрозу он может представлять? Мастер над монетой Малого совета, и только. Человек образованный, сумевший наладить свою жизнь, но разве дар доставать необходимые на траты суммы из воздуха и умение взять в свои руки процветающий бизнес торговли самыми смелыми плотскими желаниями так опасны? Он полезен, но лишь пыль, не так ли?..
Та самая песчинка, что решает всё на чашах весов. Неприметная, но сколь она мала, столь же напротив велика её значимость. Всего лишь человек. Не власть имущий, не бог, не лендлорд, но лишь простой смертный, Бейлиш запустил великое колесо этой игры, игры престолов. Обычный мастер над монетой, чей герб сменился со свирепой головы Браавосского Титана на простую птичку-пересмешника, такую незначительную, где словом, где обещанием, где сладким звоном монет, направлял это колесо по нужному руслу, точно оно принадлежало когда-то водяной мельнице, а после во время ночной грозы, слетело с указанного ему места и понеслось вниз по течению, утопая в реке... Реке крови. Алой и густой, проливавшейся повсеместно.

Врагов всегда следует держать в неведении. Если они не до конца понимают, кто вы и чего хотите, они никогда не угадают, что вы сделаете дальше. Порой лучший способ сбить их с толку — это предпринять нечто бесцельное или даже как будто вредное для вас.
Скользя по лезвию ножа и умело манипулируя чувствами и желаниями других, Петир смёл с доски, не оставив ни единого следа и ни единой нити, что привела бы ищеек к нему, сперва Джона Аррена, затем без особых усилий, воспользовавшись одним лишь доверием и памятью о дружбе детских лет, оболгал Тириона Ланнистера, чьим бесспорным качеством был ум, а значит и обратная его сторона — опасность, заявив, что клинок, кой ему показала леди Старк, он самолично проспорил именно этому Ланнистеру. Затем новым ходом поддержал убийство Дейнерис Таргариен, которая всё-таки выжила, следующим стал Роберт Баратеон, чьей гибели он просто не мешал, создав все условия и позволив Серсее растерзать его своими методами... Цепочка событий выстраиваясь в ряд и, повязывая одного за другим приговорённых к смерти и падению, не обошла и всё семейство Ланнистеров во главе с королевой-регентшей, чьи тайны смердели как стадо свиней и налились гноем, как готовые лопнуть нарывы. Стоило лишь коснуться иголкой, как жёлто-зелёная жидкость хлынула наружу, наводняя умы правдой об истинном положении и статусе Джоффри, Мирцеллы и Томмена. В ту же бездну не удержавшись рухнули Эддард и старший из его сыновей, Робб вместе с его женой и леди-матерью, цеплявшиеся за справедливость и честь. Казалось, это колесо перемололо в труху даже кости Брана и Рикона... Сами боги не ведали где теперь Арья Старк и жива ли? Благо, Джейни Пуль удалось спастись и укрыться в одном из борделей, где ей было любезно предоставлено убежище Мастером над монетой.
Но вот чудесная птичка-леди Санса, со значением не менее ладьи, стала пленницей в Королевской Гавани. Прекрасная, как Кейтилин в юности, она могла составить любому мужчине великолепную партию. Умна, но наивна, как и все Старки. Мила и очаровательна, послушна, сострадательна... И что самое главное, она являлась ключом к землям Севера. Истинным и единственно верным, способным отворить любую дверь и обеспечить поддержку всех лордов этих обширных земель, как родная дочь лорда Эддарда и леди Кейтилин, старшая и, как многие полагали, последняя из своего рода, законная наследница Винтерфелла.
И лорд Бейлиш терпеливо ждал, позволяя колесу катиться всё дальше и дальше, продолжая играть свою роль и сотрудничая со всеми, с кем ему выпадало оказаться в схожих обстоятельствах со схожими интересами.
Престол занял старший из сыновей Серсии. И на железный трон покусилось немало претендентов, купившись на видимую лёгкость его получения, как будто бы предоставляемую битвами, ослабившими королевские силы и казну.
Однако, его не должен был занять Ренли и так удачно уничтоживший его старший брат сыграл Ланнистерам на руку, а сам Петир вместе с Тирионом, обошедшим первый капкан, договорились привлечь на сторону престола Тиреллов и всю мощь лордов Простора, не присягнувших Станнису, а также и деньги Хайгардена.
Преследуя собственные цели Мизинец добровольно вызвался отправиться к Горькому Мосту, где для скрепления договора ловко предложил выдать Маргери за Джоффри, тем самым расстроив его помолвку, устроенную ещё Робертом, с Сансой, которая уж точно никак не должна была войти в дом Ланнистеров.
Следом был отброшен и Станнис, которому тоже в планах Бейлиша не было уготовано то самое, заветное место под солнцем. И за свою уловку, коварное предложение облачить Гарлана Тирелла в доспехи покойного самозванца Ренли, дабы внушить страх и ужас солдатам противника, Петир получил титул Верховного лорда Речных земель и лорда Харренхолла, несмотря на то, что замок всё ещё фактически находился под полным контролем Русе Болтона, лорда Дредфорта. Северянина по прозвищу лорд-пиявка, что, в сущности, было истинной правдой, хоть та никогда не бывает истинной или же темболее святой. И несмотря на то, что пересмешник ни разу не посетил этого своего нового владения, ни в какое сравнение не идущего с Перстами, перешедшими по наследству, титул дал ему номинальный контроль надо всеми Речными землями и ко всему прочему сделал его владельцем с самыми обширными территориями.
Укрепляя свои сети, Петир заручился верностью за звенящую монету неприметных братьев Кэттлблэков, ставших приближенными королевы Серсеии после того, как Тирион отослал её гвардию, и Донтоса Холларда — лишённого рыцарского титула шута и старого дурака, на которого никто бы и не глянул, не будь на нём пёстрого кафтана.

Но его планы мог расстроить один разговор, одно лишь обещание леди Оленны и её внучки Маргери защитить Сансу, выдать её за Уилласа, наследника титула и земель, и спасти от Ланнистеров, что было совершенно не в интересах Бейлиша: отдавать столь ценную фигуру в чужие руки, где она будет для него вне досягаемости, при этом также столь сильно укрепляя мощь противника! И именно потому о тайном желании увезти юную Старк в Хайгарден узнаёт лорд Тайвин из его уст, к тому моменту уже занимавший должность десницы короля. Бейлиш позволяет Ланнистерам стать корнем всех зол вновь.
В поисках решения Тайвин не находит ничего лучше, чем привязать такой выгодный козырь, как наследница Винтерфелла, непосредственно к своей семье, а посему поспешно выдаёт её замуж за Тириона, чему он, конечно, не шибко рад, но старший из его сыновей с юных лет вошёл в состав Королевской гвардии, а значит не мог иметь жены. Это не радует и Петира, однако, представляется перспективой куда как лучшей, нежели стань она женой Уилласа.

Меняя маски в разы чаще, чем день сменяет ночь, Петир дабы выказать свои расположение и поддержку Ланнистерам, а также спровадить лорда-пиявку из принадлежащего ему Харренхолла, выдаёт им Джейни Пуль, которую отправляют под видом Арьи Старк, дабы стать выдать замуж за узаконенного бастарда Болтона, Рамси, для скрепления альянса с железным троном, тем самым получая возможность подтвердить и узаконить свои притязания на Север. Что, в свою очередь, как раз на руку пересмешнику, ведь это отвлекает внимание от Сансы, в действительности являющейся полноправной наследницей Севера.
И принимая план Тайнива о присоединении Долины к короне без кровопролития, Бейлиш, учитывая его титул, отбывает из Королевской гавани в Орлиное гнездо к леди Лизе, вдове покойного Джона Аррена, ведь кому, как не ему, это удастся без труда?..

Мизинец… одни только боги знают, в какую игру играет Мизинец.
Однако, покинув город в преддверии пышной свадьбы Джоффри и Маргери, лорд Бейлиш отнюдь не отправился немедля в Долину. Он лишь ушёл с основной сцены, глядя издали на весьма натянутые отношения между Ланнистерами и Тиреллами, а так же Тиреллами и прибывшими на предстоящую свадьбу трёмя сотнями гостей из Дорна, так ненавистных хайгарденцам из-за увечья Уилласа, оставленного Оберином, с коими ещё в бытность свою десницей, до битвы при Черноводной, заключил договор Тирион.
Прежде предложив королю устроить шоу с ряжеными карликами, он прозорливо сделал ставку на то, что это неизбежно приведёт к конфликту между Джоффри и его дядей, а после сговорившись с ничего не подозревающей о кознях Петира, принёсших её семье немало неприятностей, леди Оленной, которой, вне всяких сомнений, была выгодна смерть этого монстра, занимающего железный трон, а также заручившись поддержкой в новом предприятии Донтоса Холларда за счёт обещания щедрого вознаграждения в десять тысяч драконов, он передал леди Тирелл сетку для волос, в которую был помещён кристалл душителя, замаскированный под самоцвет, которая и была подарена Сансе.
И в указанный час юный тиран должен был пасть так, как ему и подобало. Отравленный предательской рукою, он освободил бы едва скованную чудовищными узами брака с ним королеву, позволив всем, за исключением собственной семьи, вздохнуть свободнее...
Неразбериха, что обязана была за этим последовать, должна была дать Холларду и Сансе шанс выбраться оттуда незамеченными. Пересмешнику же оставалось лишь ждать, коротая время на заблаговременно подобранной небольшой, зато скоростной и лёгкой торговой галее, чей нос был украшен водяным в золотой короне, дующим в большую раковину.

Счёт пошёл на минуты, когда по всей округе разнёсся оглушительный звон колоколов. Но уверенный, что не просчитался ни в чём, Петир отдал приказ не разворачивая парусов медленно править ближе к берегу на одном ряду весёл. Бейлиш знал, что Освелл не подведёт и спокойно ожидал когда на борт поднимется леди Санса — девушка, которую он собирался вытащить из лап Ланнистеров по тысяче значимых причин и ещё одной, ещё одной, в которой он и себе-то не спешил признаваться...
Отчётливый плеск воды, какой бывает от удара весёл о водную гладь, возвестил всех на палубе, что лодка близка и вглядевшись в предрассветную тьму Петир действительно её увидел, поспешив после приказать чтобы спустили верёвочную лестницу.
Освелл, оставив вёсла, помог Сансе встать и придержал для неё лестницу, следом за ней поднявшись на галеру, в том время как сир дурак, как нередко называли Донтоса, остался в лодке.
Двое матросов помогли юной наследнице Винтерфелла подняться на палубу. Девушка дрожала от холода и Бейлиш вмешался: — Ей холодно. Он снял свой плащ и накинул ей на плечи. — Так лучше? Успокойтесь, худшее уже позади. Рядом с ним стоял с факелом Лотор Брюн, позволяя тем самым разглядеть лицо пересмешника.

Деньги покупают молчание лишь на время. Стрела в сердце покупает его навсегда.
Лорд Петир, — донёсся голос из лодки. — Я должен ехать назад, пока меня не хватились.
Но прежде ты получишь свою награду, — голос пересмешника чётко звучал в ночной тиши. — Десять тысяч драконов, не так ли?
Десять тысяч, — подтвердил Холлард. — Как вы обещали, милорд.
Сир Лотор, позаботьтесь о награде, — разворачиваясь к борту спиной, произнёс лорд Бейлиш.
И Лотор опустил факел вниз, после чего сразу трое выстрелили из арбалетов. Одна из стрел вонзилась шуту в грудь, пробив левую из корон на его нелепом камзоле, две же другие вошли в горло и живот. Следом за этим Брюн швырнул факел на мёртвое тело, и лодка запылала, а галея стала отходить прочь...
Враз побелевшая, точно полотно, Санса вскричала: — Вы убили! И перегнувшись через борт, в ужасе посмотрела на пылающее тело своего спасителя, не сумев сдержать всё, что съела на свадьбе теперь уже покойного короля Джоффри, уже жалея, что вообще прикасалась к еде. Её охватил ужас, внезапно вцепившийся в душу вместе с мыслями о том, что, вероятно, выскользнув из когтей Ланнистеров, она попала в ещё худшую переделку.
Тихий голос Мизинца леди Старк разобрала не сразу, он был вкрадчивым и немного печальным, даже убаюкивающим. — Миледи, — позвал её лорд Бейлиш, — этот человек не достоин Ваших сожалений. Горький пьяница не может быть ничьим другом. Петир был осторожен, как и всегда. Его голос превосходно подчинялся своему хозяину и всегда отвечал заданным целям. Здесь и сейчас всё, чего он страстно желал скрывалось за точёной фигуркой милой девочки с волосами цвета осени и он намеревался завоевать её доверие.
Он уже и не ждал ответа, когда Санса наконец отчётливо возразила, найдя в себе силы оторвать взгляд от отблесков погребального костра, растворяющегося в тумане: — Но он спас меня!
Он Вас продал за десять тысяч драконов, — сочувственно, но жёстко парировал Петир, будто и вправду открывал Старк глаза на истину. — Ваше исчезновение навлечёт на Вас подозрение в смерти Джоффри. Золотые плащи пустятся на розыски, и евнух начнёт бренчать кошельком. Донтос же... Вы сами слышали, — искривив губы в горькой усмешке, покачал головой Бейлиш. — Он уже продал Вас однажды, а когда пропьёт своё золото, продаст ещё раз. Туго набитый кошель может обеспечить молчание на какое-то время, но хорошо направленная стрела обеспечивает его навеки, — с полной печали улыбкой прибавил Мизинец. — Всё, что он делал, делалось по моему указанию. Я не смел открыто выказывать Вам свою дружбу. Услышав, как Вы спасли ему жизнь на турнире Джоффра, я решил, что лучшего оружия мне не найти.
Осторожно подбирая слова и играя ими, как умелый жонглёр, этот человек сеял семена своей правды в душе Сансы Старк, его Сансы Старк.
Но бедняжку всё ещё жутко мутило, ей тяжело давались встречи со смертью, жизнь для неё была великой ценностью и потеряв родных, юная леди боялась иных потерь пуще Весеннего Поветрия...
Он называл себя моим Флорианом, — возразила она, оправив юбки и избегая взгляда лорда Бейлиша, устремлённого, казалось, ей в душу.
Не помните ли Вы, случайно, что я сказал Вам в тот день, когда Ваш отец сидел на Железном Троне? — тон его моментально сменился, перейдя от мягкого к более циничному и хлёсткому, в глазах заплясали блики факелов и Сансе почудилось, что она куда-то падает... В её памяти так живо промелькнуло то мгновение, вновь оживив боль утраты и скорбь по отцу.
Вы сказали, что жизнь, — это не песня и что когда-нибудь, на свою беду, я это пойму.
На глаза ей навернулись слёзы, хотя она сама не знала кого теперь оплакивает — Донтоса Холларда, Джоффра, Тириона или саму себя.
Неужели всё в мире — ложь, всегда и повсюду? — дрожащим голосом, в котором отчётливо слышались слёзы, обратилась Санса к своему спасителю.

Всё люди лгут — кроме нас с Вами, конечно. И глядя на бледную Сансу, на лице которой отчётливо выделялись заплаканные глаза, Петир негромко, но многозначительно побавил: — "Приходите вечером в богорощу, если хотите попасть домой."
Её изумление было настолько сильным, что леди Старк перестала плакать: — Так эту записку написали вы?
Мне поневоле пришлось выбрать богорощу. Это единственное место в Красном Замке, не посещаемое евнуховыми пташками... или крысками, как называю их я. Вместо стен там деревья, вместо потолка — небо, вместо пола — земля и корни. Крысам там негде укрыться — а крысы непременно должны прятаться, иначе люди их убьют, — так, будто вёл самый обычный светский разговор, рассказал ей Петир и, взяв под руку, обратился за дозволением: — Позволите мне проводить Вас в Вашу каюту? Позади у Вас долгий и мучительный день, и Вы, должно быть, очень устали.
В последний раз глянув на лодку, ставшую могилой Донтосу, который и рыцарем-то никаким не был, не то её спасителем, Санса увидела, что та теперь обозначается в густой предрассветной полутьме лишь тонкой, как струна, струйкой дыма, почти незаметной, если не знаешь что искать, и поняла, что боле назад у неё пути нет, только вперёд, а потому робко улыбнулась лорду Бейлишу и кивнула в знак согласия: — Да, очень.
Но Мизинец ни на секунду не заблуждался, зная, что он получил лишь ладью, но не выиграл партии. Тирион всё ещё мог оставаться на доске и составить ему серьёзное противостояние, поэтому поспешил осведомиться:
Расскажите мне про этот пир. Каких трудов он стоил королеве! Певцы, жонглеры, ученый медведь… а как вашему лорду-мужу понравились мои маленькие рыцари?
Санса вздрогнула в какой раз за этот день, привычный ей мир окончательно разрушился и на его руинах этот человек с завораживающим взглядом неустанно удивлял её из минуты в минуту, нещадно при этом пугая!
Ваши?
Мне пришлось посылать за ними в Браавос и прятать их в одном из публичных домов до самой свадьбы. Расходы огромные, а хлопот еще больше. Карлика спрятать на удивление трудно, а уж с Джоффри… короля можно привести к воде, но с Джоффом нужно возиться очень долго, прежде чем он сообразит напиться. Когда я рассказал ему о своей маленькой выдумке, его величество изрек: "Зачем мне нужны эти гадкие карлики на пиру? Ненавижу карликов". Пришлось прошептать ему на ухо: "Вашему дяде они будут еще ненавистнее".
Палуба качнулась под ногами у Сансы, и ей показалось, будто весь мир заколебался.
Они думают, что Джоффри отравил Тирион. Сир Донтос сказал, что его взяли под стражу.
Вдовий чепец вам будет к лицу, Санса, — прищурившись и остановившись у дверей, улыбнулся Мизинец.
От этих слов у неё свело внутренности. Зато ей больше не придётся делить постель с Тирионом... Ей всегда этого хотелось... разве нет? И вот теперь его казнят за то, чего он не совершал, а она... Она будет свободна? От подобных мыслей леди Старк пожалела, что спустилась вниз. Кажется, ей нужно было на воздух. Но Санса не двинулась с места.
Каюта была низенькой и тесной, но узкую койку застелили периной, а сверху — пушистым мехом.
Тесновато, конечно, но довольно удобно. Здесь Вы найдёте одежду, — Петир указал на кедровый сундук под круглым окошком, — а также бельё, тёплые чулки и плащ. Все, увы, из шерсти и холста и вряд ли приличествует столь прекрасной деве, зато вам будет сухо и тепло, пока мы не подыщем что-нибудь более достойное Вас.
Он всё это приготовил заранее, — с ужасом осознала девушка.
Милорд, я не понимаю... Джоффри отдал вам Харренхолл, сделал вас верховным лордом Трезубца... почему же... — непонимание и негодование отразились на её бесхитростном лице.
Почему я желал его смерти? — лорд Бейлиш только пожал плечами. — Никакой причины к тому я не имел. К тому же для всех я сейчас за тысячу лиг отсюда, в Долине. Врагов всегда следует держать в неведении. Если они не до конца понимают, кто вы и чего хотите, они никогда не угадают, что вы сделаете дальше. Порой лучший способ сбить их с толку — это предпринять нечто бесцельное или даже как будто вредное для вас. Вспомните об этом, Санса, когда сами вступите в игру.
Не всякий мотив должен был быть высказан вслух и многое Петир попросту оставил при себе. Но вот одно он знал точно: эта девочка нужна ему и раз это так, ей пора начать учиться, ведь чтобы взойти на престол и усидеть на нём, она должна не просто надеть корону, она должна стать королевой, должна научиться играть, как королева.
Игру? Какую игру?
Для Сансы каждое его слово было загадкой и тайной за семью печатями, будто какая-то головоломка лежала перед ней, разгадка которой была очевидна всем, кроме неё.
Единственную, в которую стоит играть — в игру престолов. — Он почти по-отечески поправил прядку её волос. — Вы достаточно взрослая, чтобы понимать, что мы с вашей матерью были не просто друзьями. В своё время я хотел в мире только одного: Кет. Я осмеливался мечтать о том, как мы будем жить вместе, и о детях, которых она мне подарит… но она была дочерью Риверрана и Хостера Талли. Род, Долг, Честь — всё это означало, Санса, что руки её мне не видать. Однако она дала мне нечто большее — то, что женщина способна дать лишь однажды. Мог ли я отвернуться от ее дочери? В лучшем мире Вы родились бы от меня, а не от Эддарда Старка. И у меня была бы преданная, любящая дочь... Выбросьте их всех из головы, дорогая, — Джоффри, Донтоса и Тириона. Больше они Вас не потревожат. Теперь Вы в безопасности — это главное. Я с Вами, и Вы плывете домой.
Как легко на язык ему ложилась ложь, как искусно он сервировал и подавал её, как просто игра слов меняла этот мир... Петир знал, что прямо сейчас находится у цели и на сегодня он сказал достаточно, пришло время дать девочке время побыть наедине со всем услышанным. Мизинец и не сомневался, что Санса сделает верные выводы, а потому поклонился и, пожелав ей добрых снов, удалился.

0

6

»     ALWAYS

http://www.pichome.ru/images/2016/07/27/8JkQi.png

»  По дороге сна в Хогвартс

»  Неперелётные Фред Уизли (который вообще как мастер на все руки), Грегори Гойл (он же неканон Надя Васильева), Сириус Блэк (так же известный как неканон Адриан Пиритс), Фенрир (он же Невилл) и Гермиона

»  Одной крови с Лили Эванс-Поттер, Джеймсом, Гарри, Ремусом, Циссой, Роном, Флёр, Тонкс, Невиллом, а так же будем рады любому другому персонажу, хоть Букле, хоть Крюкохвату

зов крови

Мы тут все знатные извращатели канона, способные творить безумные штуковины, как с сюжетом, так и с персонажами. Смело воскрешаем погибших, хороним выживших, меняем персонажам внешности, разрываем каноничные пары, сводим абсолютно разных героев и выдумываем всевозможные внезапные повороты, поэтому можем предложить огромное число безумных идей.
В частности такие варианты, как: Джинни/Грег, Луна/Фред, Гермиона/Фред, Цисса/Сириус, Джинни/Рон, Гермиона/Северус (где Снейпу 16), Гермиона/Ремус, необычный дуэт Кэрроу, красавицу дочь Долохова, Гермиона/Барти Крауч-младший, оживших Фреда, Сириуса, Пандору Лавгуд, Лили и всех, кого только душа пожелает, погибшего в битве за Хогвартс Рона, победу Лорда во Второй Магической и прочие идеи от начинающих Шляпников.
Поэтому сюжетов у нас хватает. Как говорится, воплощать и воплощать! Да и любое "А что, если..." — для нас как вызов, мы всегда готовы ринуться исследовать. Поэтому если есть что предложить со своей стороны, мы будем рады и с удовольствием выслушаем.

что ты знаешь?

В общем-то, важнее всего, чтобы в данном фандоме легко давалось раздвигание рамок: выход за прописанное мадам Роулинг, потому что мы так наигрались по канону, что теперь ищем новые пути и новые решения, окончательно ударившись в альтернативные ветки с кроссоверами наперевес.
Главное, чтобы было интересно играть, развивать сюжеты, истории, персонажей. Нам хотелось бы, чтобы персонажи были атмосферными образами, а в остальном — пишите как вам комфортно. Нам неважно число символов в посте и не нужно по два-три поста в день, без разница от какого лица, птица тройка тоже не принципиальна, просто не имейте великий и могучий и мы сойдёмся.
От себя скажу, что пишу посты 5к+ и в основном от третьего лица, легко перестраиваюсь.
Сиря работает в пределах 3-6к и она не ленивая, она медленная. хд
А Грег у нас активное солнышко.

почти реально








http://sg.uploads.ru/t/45uRN.gif
https://33.media.tumblr.com/a5a0e307afa552b23acc491f21705f1e/tumblr_nmsvurCGDE1t6596co1_500.gif
http://i57.tinypic.com/al4uvc.jpg
http://sg.uploads.ru/t/Tzat7.gif
http://sh.uploads.ru/t/w9Rh8.gif
http://sg.uploads.ru/t/g3esB.gif
http://s017.radikal.ru/i424/1505/db/ebecbf5903fd.jpg
http://uploads.ru/i0XuS.gif
http://uploads.ru/D7n3M.gif
https://vk.com/doc2000062107_378924143?hash=c69c560ccd523e44ec&dl=8ca1babba13b0db83e&wnd=1
http://sh.uploads.ru/t/VXPn5.gif
http://sh.uploads.ru/t/CThi6.jpg
http://sg.uploads.ru/t/nMq8Q.gif
https://38.media.tumblr.com/b73f14abeec929c76d13653422680a8b/tumblr_nls5jwB8X71sg49umo3_500.gif
http://sg.uploads.ru/t/26lcT.gif
http://sg.uploads.ru/t/Nsgb6.gif
http://sg.uploads.ru/t/nGPJN.gif
http://sh.uploads.ru/t/mvA7T.gif
http://sh.uploads.ru/t/sA6pM.gif
http://sh.uploads.ru/t/is0wg.gif
http://sg.uploads.ru/t/LWIFM.gif
http://sh.uploads.ru/t/gYOyX.gif
http://sg.uploads.ru/t/LFWKZ.gif
http://sh.uploads.ru/t/bYf2i.gif
http://sg.uploads.ru/t/fyDMp.gif
http://uploads.ru/ewEv6.gif
http://uploads.ru/e3nag.gif
http://sh.uploads.ru/t/r5CaO.gif
http://uploads.ru/VY3bd.gif
http://uploads.ru/aop2U.gif

http://uploads.ru/EFQPi.gif

http://uploads.ru/iTMko.gif

http://sh.uploads.ru/t/gTBFU.gif
http://sh.uploads.ru/t/zNs48.gif
http://sh.uploads.ru/t/1vCro.gif
http://sg.uploads.ru/t/xD9br.gif
http://sh.uploads.ru/t/J34yw.gif
http://sh.uploads.ru/t/3YjbS.gif
http://sh.uploads.ru/t/6P2ne.gif
http://sh.uploads.ru/t/O0Rad.gif
http://sh.uploads.ru/t/P4Ioa.gif
http://sg.uploads.ru/t/wEfFN.gif
http://sh.uploads.ru/t/SCxfr.gif
http://sg.uploads.ru/t/cyIZr.gif
http://sg.uploads.ru/t/KZrzt.gif
https://38.media.tumblr.com/1d3a4a354d8adbd3d02082a24644122c/tumblr_njkml48NYG1qeijvdo1_250.gif
https://38.media.tumblr.com/b2ceb4d4ba17f9a54823f9eb436b1123/tumblr_njkml48NYG1qeijvdo7_r1_250.gif
http://sh.uploads.ru/t/gTBFU.gif
http://sh.uploads.ru/t/uHN5d.gif
http://sg.uploads.ru/t/ml9Az.gif
http://sh.uploads.ru/t/poV91.gif
http://sh.uploads.ru/t/g7xGq.gif
http://sh.uploads.ru/t/CEBW1.gif
http://sh.uploads.ru/t/gU5Ow.gif
http://sg.uploads.ru/t/U82mu.gif
http://sh.uploads.ru/t/4sqDQ.gif
http://sh.uploads.ru/t/g3WFs.gif
http://sh.uploads.ru/t/70bBG.gif
http://sh.uploads.ru/t/eQKH0.gif
http://sh.uploads.ru/t/67jDI.gif
http://sh.uploads.ru/t/FYAWp.gif
http://sg.uploads.ru/t/ZzKIs.gif
http://sh.uploads.ru/t/DwTrm.gif
http://sg.uploads.ru/t/lxNO1.gif
http://sh.uploads.ru/t/xrIMO.gif
http://sg.uploads.ru/t/2Rf3l.gif
http://sg.uploads.ru/t/r2muE.gif
http://sh.uploads.ru/t/dRBn5.gif
http://sh.uploads.ru/t/znx3l.gif
http://sh.uploads.ru/t/WYmFB.gif
http://sh.uploads.ru/t/IaVLp.gif
http://sh.uploads.ru/t/801ct.gif
http://sh.uploads.ru/t/8RP1k.gif
http://sh.uploads.ru/t/b6vIP.gif
http://www.pichome.ru/images/2016/07/25/yXqR.gif
http://www.pichome.ru/images/2016/07/25/JnwOQp8ue.gif
http://www.pichome.ru/images/2016/07/27/5P3aVKN.gif
http://www.pichome.ru/images/2016/07/27/jULYvTa.gif
http://www.pichome.ru/images/2016/07/27/6KV9yxw.gif
http://www.pichome.ru/images/2016/07/27/qg7FRW.gif
http://www.pichome.ru/images/2016/07/27/NBPZflaQGm.gif
http://www.pichome.ru/images/2016/07/27/iFHDOw.gif
http://www.pichome.ru/images/2016/07/27/2OluZHa.gif
http://www.pichome.ru/images/2016/07/27/d04SwBu.gif
http://www.pichome.ru/images/2016/07/27/lKLVh.gif
http://www.pichome.ru/images/2016/07/27/WvhOif2.gif
http://www.pichome.ru/images/2016/07/27/svD3N9.gif
http://www.pichome.ru/images/2016/07/27/yIhZqR.gif
http://www.pichome.ru/images/2016/07/27/bxvQOwz.gif
http://www.pichome.ru/images/2016/07/27/spIbO15Ao.gif
http://www.pichome.ru/images/2016/07/27/vFQOj.gif
http://www.pichome.ru/images/2016/07/27/gmdj7.gif
http://www.pichome.ru/images/2016/07/27/Lrg4d2DQvA.gif
http://www.pichome.ru/images/2016/07/27/iAanU0o.gif
http://www.pichome.ru/images/2016/07/27/bfocO.gif
http://www.pichome.ru/images/2016/07/27/qkDXLWd1.gif
http://www.pichome.ru/images/2016/07/27/khL0IK6Nn.gif
http://www.pichome.ru/images/2016/07/27/VYK5zcv.gif
http://www.pichome.ru/images/2016/07/27/FM3Xox.gif
http://www.pichome.ru/images/2016/07/27/vHjsZf0I.gif

золото тумана

В мировом пространстве, плотно облегающем едва-едва собранное воедино и совершенно случайно до сих пор не рассыпавшееся тело какого-то долговязого неудачника, некогда носившего имя Фреда Уизли, становится очень тихо. Слишком тихо. Так, что гулкое беззвучие отдаёт вакуумом и каким-то недобрым молчанием камня вокруг. Это слишком напоминает кладбище - кругом один могилы, людей и отношений, ещё секунда и они окончательно раздавят его лихорадочные галлюцинации, отобрав все шансы навеки затеряться в плену безумных видений, где смех ещё есть.
Наверное, он всё-таки проклят. Даже в этой гулкой тишине, он видит десятки часов и мгновений прошедшего, но они похожи на огрызки старинных колдографий и в них не осталось жизни ни на йоту. Там хохочет Джордж и шутит Джинни, а Рон в ужасе смотрит на громовещатель от мамы. И где-то на последних страницах альбома улыбается Гарри, счастливый от того, что нашёл крёстного. Это даже не его воспоминания. Только картинки, которые дёргаются, сведённые судорогой болей, пожираемые его собственным нутром. И он боится всё это видеть, ведь знает, что тени тех минут не приходят дважды - всего лишь поленья, которые просто сгорят. Они и нужны-то для того, чтобы не сдохнуть на месте, корм для проклятой дыры, которая готова цепляться за что угодно.
От этих страниц, точно подсмотренных, прочитанных в чужой книге незнакомого автора, через чьё-то плечо просто так, в голове поднимается тайфун и мысли начинают путаться. Ему страшно шевелиться, потому что подгибаются колени и куда-то уходит пол, уводя за собой стены. Атара тошнит и он замирает, боясь даже случайно сдвинуться с места, в нервном напряжении, со жгутом в пищеводе, ожидая взрыва резкой головной боли, которая последует за любым движением.
Ему хочется уйти, потому что тишина убивает. Сознание непоправимости всего, приходящее с ней, отравляет лёгкие смолами отвращения. Презрения к себе, к своей действительности. И просто ненависти. Холодной, как лёд, но твёрдой, как бетонная стена, а потому неизменной.
И у него нет никакого желания смотреть на собственное падение. Захлёбывающийся собственным отмирающим разумом, Фред стоит и уже ничего не ждёт. До него наконец доходит насколько он по истине жалок. И это оказывается больше, много больше, чем он думал до этого мгновения.
Он никого не способен защитить. Просто побитая псина, которая давным-давно должна была сдохнуть, только не случилось, агония продолжается и, кажется, будет длиться вечно. И он не сможет помочь ей. Лучше просто переждать и уйти.
Всё это действительно было похоже на конец. Вот теперь он исчезнет из её жизни, навсегда исчезнет. Чёртов пьяный кретин!  Решил, что если объявится, попадёт в сказочный рай! Какая жалось, что дурацкий пряничный домик рассыпался, а хрустальный дворец посреди облаков разлетелся вдребезги. Теперь это просто груда испортившихся угощений и стекляшек, неровных осколков, которые никому не нужны и настолько уродливы, что если и найдётся кто-то, кто попытается их собрать, глубоко пожалеет, порезав свои ладони об первый же подобранный силуэт некогда прекрасной мечты. Слишком похоже на его жизнь. И это значит, что ждать просто бессмысленно. Неужели, он действительно на что-то надеялся, когда шёл сюда? Она не откроет, нет.
Перед ним закрылись все двери и ворота. Скорее всего, это единственная причина, по которой он ещё жив. Несмотря на его плачевное состояние, там его просто не примут. Он выброшен на берег и обречён: глупая рыбёшка, жабры отчаянно горят на воздухе, всё тело колотит лихорадка, вызванная палящими лучами солнца, выжигающими своё клеймо без устали и сожалений. Чудовищно долгая смерть.
В его голове так тихо, что в какой-то момент начинает казаться, будто он просто оглох. К горлу подкатывается комок и нет сил даже чтобы просто сглотнуть его.
Разорванная в клочья немота пространства, окружения ступеней и стен, опадает куда-то вниз, в грязь, сменяясь чередой резких звуков, воскрешающих самый тёмный кошмар, искажая реальность, из-за которой искривлённые линии неправильных форм плавают, перетекая одна в другую и превращаясь в узенькую комнатушку где-то очень далеко отсюда.
Приток адреналина к сознанию усиливает дрожь в руках, а знакомое движение лихорадочной чахотки вдоль позвоночника вгоняет в озноб. Он чувствует, как по спине, где-то там, где поясница, катится холодный пот и не знает что делать. Комок под кадыком превращается в камень и во рту встаёт горчащий привкус желудочного сока. Фред почти уверен, что его сейчас вырвет.
И дёрнувшись, словно очнувшийся ото сна, он открывает глаза, не зная куда деться. Ему хочется кричать и если бы не смёрзшиеся голосовые связки, он бы так и сделал. Белый шум усиливается, заполняя углы и выступы. С отчаянной скоростью нарастают децибелы и  впервые за много-много дней он чувствует, как стрелки накручивают на циферблате своё. Кожа ощущает касания мороза, оставленные ускользающими секундами, как прощальное послание. Бесстрочная записка самоубийцы.
Вокруг не видно почти ни зги и его мир снова начинает шататься, закручиваясь в спираль. Он теряет себя, контакт с чувством реального обрывается, затягивая его всё глубже. Черепная коробка полыхает от резкой боли и теперь он знает лишь одно: пошевелился.
Уизли слышит скрип половиц под подошвами чьи-то ботинок, слышит шаги и дрожит, едва способный удерживаться на ногах. В нём всё сжимается,  ему кажется, что кости с тихим хрустом лязгают друг о друга, как цепи каторжника, смертника. Последние несколько секунд...
Ничего нет. Он пытается найти Джорджа, пытается... палочка. Ему нужна палочка. Ветер задувает под мантию и его это раздражает. Нет, он не ошибётся, теперь всё будет как надо. Больше он... он никого...
Он ловит себя на том, что откуда-то справа, из этой проклятой черноты ночи, напоминающей впервые открытую банку с тушью, вырвалось облачко чуть тепловатого воздуха. Скрип совсем близко и Атар зажмуривается, уже зная как всё будет дальше. Опалённые мысли полыхают, обращаясь в пепел, который уносит в пустоту.
Его трясёт. Хочется остановить всё, будто это просто паршивая постановка и по первому требованию актёры начнут заново... Хочется выйти. Изменить реальность.
Он... он не потеряет. Нет. Всё будет иначе. Только... Вот, сейчас он выскочит из-под мантии и...
Вместо зелёной вспышки на него что-то падает, почти сшибая с ног. Резкие всполохи под веками вспарывают всё вокруг, раздирая на лоскуты, уползающие восвояси. До него постепенно доходит происходящее, медленно возвращаются тусклые оттенки и сочетания. Он чувствует сквозь драный свитер дыхание и какое-то прохладное тепло, лизнувшее по касательной, как котёнок.
Движение останавливается, сменяясь статикой, выдёргивая его из собственных галлюцинаций в мир, где ничего вернуть уже нельзя. Ему кажется, что всё происходящее вокруг зыбко и нереально. В глазах рябит и стихающий звон в ушах пока не проходит.
Сил почти нет, голова падающая на грудь, приносит несколько полезных ответов. Этот тусклый источник, разрушивший одно из самых отвратительных воспоминаний, оказывается девушкой. Картинка, подёрнутая красной дымкой лопнувших капилляров и венок, кажется странной. Он не знает что происходит.
Тишина возвращается, опускаясь на него, подобно полотняному чехлу, каким укрывают мебель в комнате, если собираются надолго уехать. Ему кажется, что он видит пляшущие пылинки, от которых дрожь в теле усиливается. Боясь упасть и замёрзнуть, он прижимается к девушке ближе, как будто она может что-то изменить.
Почти уткнувшись колючим подбородком ей в макушку, он наконец вылавливает посреди океана алкоголя несколько отрывочных предложений и этого становится достаточно.
Перед ним Гермиона. И Фред чувствует себя безнадёжным. Он не знает что делать и куда деть руки. Мысли путаются и скачут, он не успевает ничего разобрать в этой какофонии. Наверное, стоит попросить их потише...
Всё это похоже на слабый флёр безотчётного наркотического кошмара. Он не может даже видению дать хоть немного тепла. Сжав пальцы в кулаки, бывший некогда неисправимым оптимистом, волшебник просто пытается снизить амплитуду дрожи в руках, не надеясь остановить её вовсе.
Он понимает, что от его глупости никому не станет проще. И Гер... Грейнджер не станет теплее. Девушку, зарывшуюся в его пыльные тряпки носом, так сложно называть, как прежде, Гермионой. Её вообще как-либо непросто называть.
До него медленно доходит плачевное убожество ситуации. И нет слов, чтобы хоть что-то выразить. Да, он - колючий, грязный, пьяный, пропахший крепкой выпивкой и почти абсолютно нищий во всех смыслах этого слова, стал маяком, за который девушке приходится ухватиться. Жалостливое желание себя прикончить всплывает где-то там, за тонкой стеклянной стенкой, отгораживающей ещё трепыхающиеся участки мозга от давно отключившихся.
Так ничего и не добившийся, он кладёт ледяные ладони ей на спину, надеясь, что не сделает хуже. Содрогаясь в своём конвульсивном припадке, он восстанавливает по крупице потерянные кусочки в смазанной картинке, разваливающейся прямо на глазах.
Вблизи она кажется ему совсем ребёнком. Всё выглядит ещё хуже. И это отзывается глухим ударом, столкновением двух бесплотных пустынь, где ничего не осталось. Картина напоминает о последствиях ядерного взрыва и он боится убрать руки.
Фреду кажется, что этот мирок постепенно сужается и скоро они окажутся в пустоте, всё сведётся к бесконечному падению, неизбежному исчезанию.
Глыбы воздуха, скреплённые согнанными в подъезд ветрами, вобравшими в себя их безмолвное ожидание, потихоньку превращаются в густой кисель из клубов дыма, продолжающий остывать замирая. Всё это похоже на большую морозилку и ему не хочется проверять, увидит он облачко пара при выдохе или нет.
Этот холодец обретает свою вечность, сцеживая по капле пары виски на дно грязного бокала с отколотой стенкой. Рой нелепицы без очереди пробивается в лобную долю, превращаясь в спутанный клубок, который носит из стороны в сторону.
Чувство времени вновь испарилось, будто выветрившееся действие припадка, и потому Фред не знает сколько они уже стоят так. У него затекает шея, но парень не обращает внимания. Острые кости, торчащие из под одежды и кожи, как глоток безразличия. Он понимает, что она очень устала и почти ничего не ест.
Ему кажется, что смерть теперь стала бы просто подарком. Все деньги, что они с... Что ни заработали, он теперь так бездарно проматывал, сливая литрами в себя алкоголь, приводя свою жизнь в полное запустение. И ни в чём не было оправдания. Он просто тихонько спивался, удаляя себя из списка нитей судеб. Его гобелен окончен и к дьяволу.
В голову лезут какие-то дикие мысли о подарках и рождестве. Он не помнит, когда последний раз что-то подобное видел и его оцепенение трескается пополам неровным куском. Ему хочется что-то сказать, окатив её перегаром.
Но Гермиона вовремя просыпается, выбираясь из этих отравленных объятий и он бессильно убирает руки, которые падают двумя тяжёлыми грузами вдоль туловища, тянущими его ко дну.
Глядя ей в спину, он с трудом сдвигается с места и совершенно не культурно шатаясь, с большим небывалым напряжением переставляя ноги между волнами, разбивающимися о него, как о причал, пытается идти за ней куда-то вглубь квартиры, в полумрак за дверью.
В помещении пахнет пылью и он осознавая весь абсурд ситуации, запинаясь о свои же мысли, думает о том, что Стальная Грейнджер хоть в чём-то не изменилась. Раньше её мантия пахла пылью библиотеки, теперь она вся ею укрылась, как саваном.
Ему становится тошно от собственных мыслей. Уизли почти понимает почему до сих пор жив, почему всё вокруг похоже на водевиль, балаган с претензией на театральность.
Он же отвратителен. Больше прогнил изнутри, чем снаружи. Пустой человек, которого носит от стены к стене, медленно продвигающийся за хозяйкой квартиры. Почти безликий и такой же искусственный, как все актёры.
Упускает момент, когда за ним закрывается дверь, почти ни черта не соображая, поминутно петляя в лабиринте собственного раздрая, не способный найти выход, он абсолютно не чувствует тяжести арктического молчания. Ему и не хочется ничего говорить, потому что нет слов и нет собственных мыслей.
У него урчит в животе и этот звук кажется куда чётче, чем то, что могут выдать его голосовые связки. Фред не помнит когда последний раз ел или говорил что-то, кроме "виски". Он чувствует себя вором, пристраиваясь на единственной шаткой табуретке в кухне. Голова идёт кругом, он чувствует себя не гостем, а подонком, пришедшем забрать последнее у неё.
Опухшие веки почти не шевелятся, ему тяжело моргать и где-то там, в дорожках лилово-красных сосудов кроется ещё одно воспоминание, вдруг выползшее из убежища, чтобы ужалить.
На секунду ему кажется, что он снова видел Луну и это становится внеочередным укором, шпилькой, ковыряющей лёгкие. Ему кажется, что она сейчас счастлива и это почти безразлично. Всё ушло. Единственное, что до сих пор не отпускает, это отсутствие шанса. Заблаговременный холокост.
Он был изначально таким, шёл к этому, потому что иначе и быть не могло. Всё не складывалось, как не совпадающие кусочки паззла. Разваливалось, как криво сложенный журавлик. Ему казалось, что это действительно любовь. Теперь-то ему не впервой ошибаться, уже не жжёт от потери.
А вот тогда ударило, утопив в сгустках собственного раздражения и самокопания. Она ушла как-то тихо, будто и не было никогда. Растворилась, съехав навсегда в другую квартиру, без слов и каких бы то ни было пошлых шлейфов. Всё было ясно и не оставалось вопросов, которые могли бы хоть как-то отдалить горькую правду, скрыв её за шорами и упрямством. Она просто слишком хотела выжить и у неё был шанс, которым Лавгуд и воспользовалась.
И не было ничего больше. Никаких чувств. Простые расчёты и он лишь пешка в этой игре. Таких разменивают и не жалеют. Ради победы не стоит душевных метаний избавление от того, в чём в противном случае не сыскать пользы.
Всё тает, когда он слышит тихий шум воды. Кажется, он задолжал ей благодарность. И с трудом обернувшись, Фред увидел тощие руки, моющие кружки. Ему показалось, что она давным-давно этого не делала. Ему вообще казалось, что Гермиона давно ничего такого не делала.
И где-то внутри схлестнулись два недовольных зверька, едва ворочая лапами, способные выразить свою агрессию лишь тяжёлым взглядом. Он уже... А сколько прошло? Ему неизвестно. Просто он в этой жизни не пил ничего, кроме виски. Самого дешёвого. Сущей дряни на вкус. Словом, если не врать, он был голоден и эта возможность почти благословение. Только он не мог его принять. Потому что не заслуживал. Потому что не имел права заявляться сюда так поздно.
Он видит пустынное нутро холодильника и тошнота вновь напоминает о себе. Он был почти уверен, что свыкся с этим вкусом, периодически дающем о себе знать - привкусом пустоты. В нём не осталось ничего, кроме него самого и той мерзости, которой он заливал глаза, чтобы спрятаться от правды.
Фред совершенно не готов был открыто принять один упрямый факт: Синистра оказалась права. Всё действительно настолько отвратительно, что Трелони верно предсказывала Гарри смерть...
Одно было в её предсказаниях, как всегда, несовершенно, заглядывая в будущее, она забыла по возвращении сказать, что умрёт не только его друг, но и надежда, вера, будущее... Да всё просто покатится в пропасть, оставив после себя лишь головешки, которые не согреют в зимнюю стужу. Которым вообще всё равно. От них ничего не добиться.
И вот он сидит в том месте, что чисто гипотетически с большой натяжкой полупьяный безумец вполне может назвать "кухней", путаясь в видениях своего воспалённого подсознания, разрушая последние камни, держащиеся на чест... держатся и ладно, но так было только до той минуты, когда он постучал в дверь.
Теперь не осталось ничего. Он видит нервозность в её движениях и его тянет на воздух. Бежать, идти, ползти, к чёрту, на улицу! Захлебнуться кислородом. Почти не различимый запах растворимого кофе щекочет ему ноздри, желудок переходит к откровенному бунту, требуя наконец-то уже сменить это его пойло на что-нибудь ещё. В молчании, которое, видимо, теперь их преследует, было слышно чайник и микроволновку так отчётливо, будто они оба присутствовали при взрыве, а не сидели в замызганной комнатушке на фоне которой Фред смотрелся немного лучше, чем в прочих местах в этом городе, но всё так же не к месту.
Уже давно, куда бы он не пошёл, везде казался лишним, чужим, нарушая любой пейзаж своим появлением. Судьба была колка на иронию, потому что прежде он умудрялся чувствовать себя превосходно даже в извечно многолюдной Норе.
Поток его бесконечного монолога, по-шекспировски трагичного, прервал самый страшный вопрос, который можно было задать человеку в подобном состоянии.
Уизли мгновенно поднял голову, уставившись на Гермиону, будто бы только сейчас сообразил где находится, кто перед ним и что происходит. Его сознание отказывалось воспринимать смысл, отчаянно сопротивляясь, пытаясь выстроить хоть какую-то защиту.
Он понимал, что нужно ответить. Придётся. В любом случае. Не она ведь заявилась к нему домой, пустив под откос годы бесплотных попыток жить дальше! У Грейнджер было право задавать вопросы.
Но в голове на минорных нотах держалось запустение. Не было слов. Потому что... Да какие, какие могут быть слова?! Что он должен ей ответить? Что тут можно сказать? Ныть и жаловаться, своим тихим слабым голосом, принимая её подати?
Низко же ты пал, Фредди! Если готов к подобному.
В помещении не было часов и это к лучшему. Он не знал сколько прошло времени. Не знал сколько пройдёт ещё. И, по правде сказать, ему было всё равно. Его время - закончилось. А то, что где-то стрелки ещё трепыхаются, так это просто ошибка часовщика.
Он смотрел на дым, идущий от её сигареты, пытаясь отыскать там то, что затерялось в гуще мрачных бликов и пятен. Он и сам забыл что это, но привычка слишком глубоко въелась и её уже не вытравишь так просто. Когда-то он сам вершил историю, действовал. Теперь же просто смотрел. Поначалу искал что-то без сомнения очень важное, а дальше уже просто так. Он забыл что было так нужно, да и в любом случае никакая находка не спасёт уже от механизма, запущенного одним лёгким движением мысли. Он смотрел, смотрел, почти ничего не видя и убивая время. Убивая минуты, капающие, как дождь, прокрадывающийся в щели в крыше и беззастенчиво нарушающий покой жилища. Убивал, пока они, оно, убивали его.
До фильтра оставалось всего ничего, а у него так и не нашлось букв. Как ни компонуй, всё одна и та же тщетная ложь. Не было слов, которые описали бы то, что подошло бы под описание "честный ответ на вопрос "как ты?". Их не существовало вообще. Ни в одном языке.
Высказать весь этот букет засохших чаяний и кровоточащих язв, наверное, потому и нельзя, что от этого станет легче. Выплюнув всю боль, выдрав, высказав её, выскребая всё до капли, он сделался бы просто изысканно пуст. И это многое бы решило.
Сигарета исчезла, а чай уже закипел. И что бы там ни было в микроволновой печи, оно тоже было готово. Но он упрямо хранил молчание.
- Гермиона, посмотри на меня. Посмотри на моё лицо один раз, не бойся.
Почему-то нерешённый вопрос показался самым подходящим ответом. Пусть сама увидит "как он". Ему уже всё равно.
Хотелось курить. Хотя ему было не важно как прятаться. Лучше было бы и вовсе задохнуться.
Вопреки этому, Фред даже не пошевелился. Нет смысла в том, чтобы скрывать уродство, которое теперь настолько велико, что уже и не угадать где кончается он сам и начинается его сумасшествие, где находится этот барьер?
- Как ты справляешься?
Ему было тяжело говорить. Губы шевелились и винтики крутились, всё скрежетало и хрипело, приводя в движение проржавевший насквозь механизм. Он разглядывал стены, боясь заглянуть Грейнджер в глаза и не знал что будет страшнее: то, что она сама там увидит или то, что увидит он, когда поймает её взгляд?
Цепляясь за каждую трещинку взглядом, он чувствовал, как ситуация достигает своей кульминации.
Он пьян. У неё на кухне. И они спрашивают друг друга о жизни. Так, будто всё просто славно и дальше можно будет обсудить погоду, тарелочки Амбридж с котиками и каллы в саду его мамы.

+1

7

[AVA]http://www.pichome.ru/images/2016/08/03/e0UCpm9dl.png[/AVA]

»    PRZEZNACZENIE

http://www.pichome.ru/images/2016/08/03/5mJfgMyu.png

»  По дороге сна в Вызиму

»  Неперелётные Лютик, который может перевоплощаться по необходимости в Геральта, Ламберта, Трисс Меригольд, Седрика или Региса

»  Одной крови с Цириллой, Йен, Лето из Гулеты, Кейрой Мец, Крахом ан Крайтом, Керис ан Крайт, Верноном Роше, Геральтом, Детлаффом, Регисом, Эскелем, Весимиром, Калантэ, Фольтестом, Эмгыром Ван Эм Рейсом, Золтаном, Присциллой, Шани, Анной-Генриеттой, Сильвией-Анной, Йорветом, Шеалой де Тансервилль, Бьянкой, Филиппой Эйльхарт, Радовидом, Кимбольтом, Детмольдом, Сабриной Глевиссиг, Хенсельтом и всем-всем кастом книг/игр

зов крови

На данный момент я очень основательно облизываюсь в сторону сказок, которые Сапковский также включал в свой цикл, обыгрывая их неожиданным образом. На страницах саги были "Красавица и чудовище", "Белоснежка", не раз всплывает хорошо знакомый сюжет обращения в чудовище, как в книгах, так и в играх. Но сколько всего ещё, чего не касался этот сеттинг! И вот это-то меня и тянет исправить.
А ещё мне безумно, вот просто безумно хочется в винный край! Туссент по-своему очарователен и полон разнообразных чудесных особенностей: вампиры, заговор сестры княгини, вино, льющееся рекой, арахниды, гигантские сколопендроморфы, вихты, архиспоры! Рай для Ведьмака! А какие дамы темпераментные! Прекрасное место, где можно смело разгуляться!
Хотя я с радостью окунусь и в любые другие предложенные вами идеи.

что ты знаешь?

Не буду парить вам мозги: грамотность, бла-бла-бла, не на один день, не пропадайте и всё такое, что обычно там пишут, предполагаемое уже самим фактом размещения заявки на поиск.
Я просто хочу поиграть. Потому что мне всё ещё мало, потому что недостаёт, потому что не пресыщает, а увлекает и затягивает. Сеттинг, созданный паном Анжеем и дополненный CD Projekt RED, вдохновляет, невероятно окрыляет и даже в пятый раз перечитывая книжки не устаёшь, даже наиграв три сотни часов в Wild Hunt возвращаешься с удовольствием. Поэтому мне просто нужны люди, которые смогут разделить этот неугасающий интерес со мной. А об остальном договоримся в личке. Поймать меня можно через гостевую.

почти реально


http://www.pichome.ru/images/2016/08/03/HyqQ.jpg

http://www.pichome.ru/images/2016/08/03/ILJRkSn.png

http://www.pichome.ru/images/2016/08/03/mF4ug.png

http://www.pichome.ru/images/2016/08/03/AHnkjwr.png

http://www.pichome.ru/images/2016/08/03/Lzp2exDh.png

http://www.pichome.ru/images/2016/08/03/BNLFjcZp.png

http://www.pichome.ru/images/2016/08/03/GCZnct8.png


http://www.pichome.ru/images/2016/08/03/bjnzJtfo5p.png

http://www.pichome.ru/images/2016/08/03/DMHCEJX.png

http://www.pichome.ru/images/2016/08/03/LXZx1oC.png

http://www.pichome.ru/images/2016/08/03/u52X1p.png


http://www.pichome.ru/images/2016/08/03/iP7fQ.png

http://www.pichome.ru/images/2016/08/03/ju76S.png

золото тумана

После того, что произошло с ней на первом курсе, Джинни всегда изрядно нервничала в Хогвартс-экспрессе. И когда настало время садиться туда вновь, исключения не случилось. Да, прошёл уже год и всё казалось отголоском далёкого страшного сна, но... Такое невозможно забыть.
Она сама могла погибнуть, Гарри мог погибнуть, мог погибнуть Рон или Гермиона, могли погибнуть все и это даже как давно закрытая вероятность, всё равно было пугающе. Ледяной холод мурашками ползал где-то в районе поясницы, заставляя единственную дочь четы Уизли погружаться в мрачные воспоминания и не менее жуткие мысли.
Когда ей оставался год до поступления в Академию Чародейства и Волшебства, её брат привёз летом историю о философском камне. И тогда она страшно завидовала его приключениям и тому, что он всех спас. А потом влипла сама и отношение к рассказам Рона изменилось. Ей-то не хотелось говорить, не хотелось геройствовать и смеяться, мол, она великая победительница. Джиневра прекрасно понимала, что это не так и зло ещё не побеждено.
Поэтому на втором курсе она стала осторожнее и вела себя аккуратнее. Дементоры, окружающие замок плотным кольцом, и все магические газеты, вопящие о том, что на свободу вырвалось чудовище, внушали определённую долю благоразумия уже отыскавшей некоторые простые истины Уизли. Она волновалась за брата, за подругу и Гарри, но старалась сделать всё, чтобы не влезть в это самой и удержать их. Однако, вышло у неё из рук вон плохо. Все слова, что произносила Джинни, улетали в пустоту, а Золотое Трио Гриффиндора, словно бы укреплялось на позиции магнита для опасных приключений, где не ровен час погибнуть можно.
Поэтому садясь в поезд в третий раз, юная Уизли уже заранее готовилась к чему-то, лежащему за гранью её понимания и рискованного, где, конечно же, будут всё те же лица на передовой. Каково же было её удивление, когда всё вышло отнюдь не так, как она предполагала! Несколько часов в Хогвартс-экспрессе она потратила на то, чтобы как-то подготовить себя ко всему, что ждёт её впереди. Джинни увязывала воедино томление девичьей души и совершенно фантастические события, невозможные даже для магического мира.
Ей казалось, что уж в этом-то! Хо-хо! В этом-то году Гарри её непременно заметит, осознает как она ему нужна! Однажды он спас её, сражался с чудовищным василиском, с самим Волан-де-Мортом, чтобы защитить её, чуть не погиб и с тех пор Джиневра видела его своим героем. Тем самым заветным рыцарем на белом коне! При нём она терялась, краснела, отважный Мальчик-Который-Выжил укорачивал её острый язычок в полтора раза. Потому что она видела в Гарри то, чего в нём тогда ещё не было. Она авансом прощала ему всё, смело додумывая за гриффиндорца. Малфой, по её мнению, задирал Поттера потому лишь единственно, что завидовал страшной чёрной завистью. Все страшные события, связанные с ним, предрешала его отвага, а не судьба или, коль пожелаете, предопределение. Она придавала больше значения его победам, чем те того требовали, забывая про мисс Грейнджер по правой плечо от героя и своего брата, Рона, по левое. Пороков в Гарри Джинни и вовсе в силу своей юности не находила, идеализируя его до зубовного скрежета. Он был в её глазах эдаким совершенством. Во всём этом была только одна проблема: сам Гарри ничего об этом не знал и рыжую Уизли на курс младше себя не замечал вовсе. У мальчиков этого возраста совершенно иные взгляды на жизнь и противоположные девичьим потребности. Поттеру хотелось жить полной жизнью, восполнить то, что он недополучил у Дурслей. И ему очень не хватало родителей. Не было дня, чтобы он не думал о них, не пытался сделать всё, чтобы они им гордились. Выросший без них, Поттер тянулся ко всему, что с ними связывало. Квиддич, как говорили, прочной нитью связывал с отцом, гриффиндор был их факультетом, каждый успех в учёбе, даже пустячковый, напоминал о маме и все приключения тоже. Они столкнулись с Волан-де-Мортом дважды, он лишь раз, но Гарри инстинктивно чувствовал, что это не конец и собирался продолжить дело отца. А потом он встретил Сириуса, который оказался вовсе не чудовищем, а лучшим другом отца и его крёстным. И как-то чувства к Джиневре Уизли во всё это не вписывались, только сама девушка этого не понимала.
Впрочем, в этом учебном году её сперва ждало иное разочарование. Вместо обычных опасностей, подстерегающих за угол, был объявлен Турнир Трёх волшебников, прибыли делегации из Шармбатона и Дурмстранга. Всё казалось таким... таким необычным, совершенно безопасным, тем более, что бросить свои имена в Кубок Огня могли лишь студенты, достигшие семнадцатилетия. Казалось, что все близкие Джинни люди в безопасности. Не считая шутки близнецов, всё будто бы даже и обошлось, уж отросшие бороды и седые волосы — не суровое наказание за их выходку.
Но не тут-то было. Проклятый Кубок объявил четырёх чемпионов вместо троих и последним стал Поттер, Гарри Поттер. Уизли верила, что гриффиндорский герой едва ли бы нашёл способ участвовать в отборе и не просил бы бросить его имя старших ребят, но это означало только худшее. Кто бы это не сделал, он поглумился над Гарри и вбил клин между ним и Роном. Гриффиндорка и вовсе была растеряна. Это ведь означало, что четырнадцатилетнего мальчишку там могут убить, испытания были сложными и для совершеннолетних студентов. То есть он, конечно же, побеждал и при худших раскладах, но... Слишком опасно, слишком. Во всём этом чувствовался некий подвох и рыжую эта мысль не отпускала.
Хотя и жизнь её не вращалась исключительно вокруг этого. К примеру, в этом году она должна была приступить к изучению двух новых дисциплин, которые сама же и выбрала: Уход за магическими существами и Магловедение, чтобы быть ближе к Гарри. Она нашла себе новых друзей и многое знала о том, что делают её братцы-шестикурсники, иногда даже помогая близнецам. Более того, в её жизнь вошла и новенькая со Слизерина, девушку звали Надя и уже к зиме она стала членом семьи для Уизли и сестрой для Джинни. Помимо неё среди прочих перемен в жизнь гриффиндорки вошёл и Грегори Гойл, который, как рассказывал Фред, оказался не таким уж и плохим парнем.
Однако, к моменту первого испытания, произошедшего двадцать четвёртого ноября, всё внимание юной Уизли переключилось на Турнир Трёх Волшебников. Когда было объявлено, что первый этап предполагает сражение с драконом, Джиневра и правда испугалась. Это коварные, хищные существа. Она знала о них много от Чарли, который также прибыл в Хогвартс в группе сопровождения. Но всё обошлось. Никто не пострадал сильно и все остались живы. Это принесло облегчение.
Но ненадолго. Близилась зима и Рождество, а вместе с тем и Святочный бал, являвшийся обязательным атрибутом Турнира Трёх Волшебников. Это взбудоражило девушек всей школы! Ведь балы — это прекрасно! А судя по тому, что о них рассказывали, такие мероприятия и вовсе могли стать для многих дам переломными моментами. И хотя посещать бал можно было только студентам начиная с четвёртого курса, Джинни знала, что в танцевальную пару пригласить можно кого угодно. Потому в душе её теплилась дурная надежда на то, что она станет одной из тех, о ком после первого танца заговорят, потому как она пройдёт его в паре с Гарри. У гриффиндорки и сомнений не было в том, что он её пригласит! Все эти статьи в "Ежедневном Пророке" не могли заморочить ей головы, она-то знала, что между Поттером и Грейнджер ничего нет. Вся школа готовилась к этому событию. Замок украшался, были введены дополнительные уроки по танцам. Никто и не собирался уезжать домой! Впереди всех ждало такое событие!

Праздничная суматоха захватила и рыжую. Она летала, будто на крыльях, пребывая в приподнятом настроении, и всерьёз готовилась к балу. В самом начале декабря, она отправила домой письмо с совой для мамы, в котором просила помочь ей и выслать немного денег на покупку платья. Вместе с другими девчонками украшала спальни и гостинную, помогала украшать Большой Зал. Всё меньше и меньше Джинни думала об уроках и домашних заданиях, ожидая похода в Хогсмид, где собиралась купить самый красивый наряд! С энтузиазмом слушала объяснения профессора МакГонагалл и училась танцевать, стараясь добиться лучших результатов. Много хихикала с подругами, узнавая о тех, кто их пригласил и ждала, терпеливо ждала приглашения от Гарри, которого всё не было и не было. Как-то Гермиона рассказала ей, что будет танцевать с чемпионом Крамом. Это вызвало у Джинни живую улыбку, Уизли видела себя в соседней паре, с Поттером. Лаванду Браун пригласил Финниган, Ханну Макмиллан, Гойл должен был пойти с Надей, Джордж должен был прийти с Анджелиной, Фред наконец решился пригласить Луну. По замку ползли слухи, будто Флёр Делакур приняла приглашение Роджера Дэвиса. Время уходило, словно песок сквозь пальцы, но Поттер её всё не приглашал. Джиневра не отчаивалась и посвящала себя выбору платья, причёски, туфлей, в которых было бы удобно танцевать, и, конечно же, предвкушению. Она вертелась перед зеркалом и изучала новые заклинания, чтобы сделать свой наряд лучше, а волосы убрать как-то сложнее. И каждое принятое решение казалось идеальным, а затем отбрасывалось и менялось тысячу раз, Джинни злилась, начинала всё сначала опять и опять.
И... И однажды узнала, что чести быть приглашённой Поттером удостоилась Чжоу Чанг, которая его отвергла. Впервые огненной Уизли хотелось плакать в подушку. Эта рейвенкловка получила то, о чём ей, Джинни, оставалось только мечтать и отказалась от этого! Бессильная злоба иссушала её в тот вечер, а мечты осыпались в прах. Тогда она поняла, что никогда не значила для Гарри столько, сколько он значил для неё. Её глупой влюблённости пришёл конец. Он позвал не её, ту, что ждала, а Чанг, которая предпочла ему Диггори! В какой-то мере она даже злорадствовала, хотя и знала, что это дурно, но ничего с собой поделать не могла, просто... просто потому, что Поттер чувствовал то же, что и она. Это слегка притупляло её собственную боль, вызванную первой рухнувшей влюблённостью. Гриффиндорец знал, что значит быть отвергнутым и она могла перевернуть страницу, чтобы просто пойти дальше.
Святочный бал неумолимо приближался и теперь Уизли сомневалась, что пойдёт на него, ведь место Чанг заняла Парвати Патил, а её брат пригласил Падму. Дух рождества в этом году решил испариться всего за несколько дней до самого праздника. И рыжей уже казалось, что всё зря, что, возможно, было бы лучше, если бы она уехала. Атмосфера дома всегда была головокружительной! Мама дарила тёплые вязанные свитера, готовила безумно вкусные праздничные угощения, которые каждый год поражали, ёлка приветливо мигала огоньками и в посреди всего этого, в тепле Норы, всегда было чувство, будто по-настоящему знаешь что же это такое — дух рождества. А теперь... Что-то дало сбой и Джинни уже не ждала приглашения, ожидая, что проведёт всё время в своей спальне, в одиночестве.
Однако, она ошибалась. Был один парень, который собирался её пригласить, но никак не мог решиться. Его уже отвергли несколько раз и несмотря на то, что он был лучшим танцором всего факультета Годрика Гриффиндора, ни одна девушка не пожелала пойти с ним. Всему виной было то, что этот чистокровный волшебник был не очень удачливым и не слишком популярным. Хотя тем не менее оставался при этом отличным парнем!
И решился он на последнюю попытку двадцать третьего декабря. Невилл, а это был именно он, подошёл к Уизли после травологии и дико смущаясь, краснея и заикаясь, предложил ей пойти с ним на Святочный бал. Приглашение было крайне неожиданным и взволнованная гриффиндорка ответила согласием! Ну конечно, конечно она пойдёт с ним! Пускай это не Гарри Поттер и даже не Виктор Крам, зато рыжая сумела по достоинству оценить своего партнёра и знала, что он совершенно точно не наступит ей на ногу, не перепутает фигуры и с радостью будет танцевать!

На следующий день добрую половину оного Джиневра провела крутясь перед зеркалом и так, и эдак. Она то оправляла платье, то меняла причёски, то меняла цвет своего наряда. Ей всё то казалось не сочетающимся, то слишком броским, то крайне бледным, то слишком вульгарным, а иной раз Джинни находила свои причёски слишком нарочито вычурными или, напротив, абсолютно заурядными. Девушка страшно волновалась и совершенно не находила себе места, отчаянно, хоть и сама того не понимая, пытаясь чем-нибудь себя занять. Это должен был быть первый бал для неё и она прекрасно понимала, что будет там одной и очень немногих третьекурсниц, поэтому не желала ударить в грязь лицом.
Когда настало время выходить и Лонгботтом в гостинной совсем заждался, гриффиндорка всё ещё не была довольна своим нарядом, но понимая, что больше затягивать нельзя, всё же спустилась, подумав, что, в крайнем случае, успеет изменить что-то на ходу. Однако, этого не потребовалось. Лицо Невилла красноречиво сообщало, что всё и так прекрасно. Он чуть челюсть не уронил, после чего собравшись с силами улыбнулся, и слегка заикаясь сообщил своей спутнице, что она очень красива. И это было самое главное. Рыжая твёрдо решила быть красивой только для Лонгботтома и более не для кого, тем более — Поттера.
Спускаясь по лестницам в Большой Зал, Уизли страшно волновалась, как и всякая девушка на её месте. Она боялась упасть или повести себя глупо, ей очень, чтобы дебют оставил о себе только приятные воспоминания, поэтому её даже немного трясло. Но молчаливый Невилл старался быть ей достойной поддержкой. И твёрдой рукой держал её ладонь, вводя в Зал, где уже было шумно и многолюдно, все ожидали открытия. Не хватало только чемпионов и их спутников.
Не прошло и пары минут, как начался вальс и четыре главных пары прошли сквозь толпу к свободному пространству, где должны были исполнить первый танец. Джинни, как заворожённая, смотрела на пары и растворялась в музыке. Когда в стройную чётверку вклинились директор Дамблдор и профессор МакГонагалл, Уизли не устояла и вышла из толпы вслед за ними вместе с Невиллом, входя в танец. Ей казалось это каким-то безумием, казалось, она сейчас упадёт, но... О, Мерлин! Это было так чудесно! Шорох юбок, музыка, возможность быть свободной и двигаться, двигаться вперёд, по кругу, став как будто единым организмом с партнёром. Стук девичьих каблуков и возможность, пусть и на долю секунды, возвыситься над толпой, заглянуть в самые дальние её уголки, кружение и повороты, дорожки, переходы... Да, Джинни нравилось танцевать. А, быть может, это была заслуга Лонгботтома, как знать?
Но удача была на её стороне недолго и после нескольких танцев все наконец обратили внимание на Невилла, так что он быстро стал самым популярным партнёром, из-за которого иные особы были готовы толкаться и выцарапывать друг другу глаза. А Джинни не сочла нужным этому мешать. Она и сама нередко волновалась за друга, переживая, что ему трудно даётся общение с противоположным полом. Этот вечер был его шансом и Уизли не позволила бы ему потерять такую возможность!
Только это автоматически означало, что ей придётся сидеть у столов с угощениями, надеясь, что хоть кто-нибудь обратит на неё внимание. Популярностью она явно не пользовалась и Джиневра понимала почему. Она всего лишь третьекурсница, кому она может быть интересна? То есть он смотрела на Фреда и Луну, которые больше кривлялись, таскали со стола лакричные палочки и веселились, понимая, что надежда есть, ведь даже разница в три года никак им не мешала, но не слишком рассчитывала на нечто подобное.
Каково же было её удивление, когда к ней подошёл никто иной, как Грегори Гойл. Уизли была абсолютно уверена, что весь вечер он проведёт с Надей, потому что по школе ходили слухи, будто между этими двоими что-то есть и Джинни никак не ожидала, что слизеринец будет танцевать с кем-то ещё.

0

8

[NIC]Barry Allen[/NIC]
[AVA]http://www.pixic.ru/i/w0N1V2V461O6l4t2.gif[/AVA]

»    FLASH

http://www.pixic.ru/i/y0p1j274G106P1Q7.gif

»  По дороге сна в Централ-сити

»  Неперелётные Барри Аллен

»  Одной крови с Кейтлин, Циско, Айрис, Харрисон, Леонард Снарт и т.д.

зов крови

Флеш у нас уже есть, а значит пора найти для него, как союзников, так и врагов. Кто хочет присоединиться к веселью и погонять на супер-скорости по Централ-сити? Может хотите сразиться со мной в честном бою? Так я всегда за. Жду вас, друзья, враги и прочие. За отправную точку можем взять события, связанные с Землей-2. Ну вдруг вам хочется, чтобы Ронни, ака Deathstorm был жив. А может вы хотите побыть в шкурке Киллер Фрост? Или спасти мир от Зума? Я всегда вам помогу. Так что бегом-бегом.

что ты знаешь?

Я знаю только то, что проходить мимо будет непростительной ошибкой. А, и еще, если таки заинтересует кто-то из этого фандома, напишите мне в ЛС, чтобы я внес вас в список. Спасибо за внимание. Всегда ваш бегун.

почти реально

http://sh.uploads.ru/t/EoP4j.gif
http://sa.uploads.ru/t/TX1Gq.gif
http://s5.uploads.ru/t/XrlkR.gif
http://s3.uploads.ru/t/6Evl2.gif

золото тумана

Свежий пронизывающий ветер трепал волосы, а затем, наигравшись вдоволь, улетал дальше на север. Там, внизу, бушевали волны, море билось о скалы, разлетаясь миллионами брызг, словно разбитая вдребезги ваза. Солнце давно уже спряталось за тучи, что накрыли мглой небо, не оставив и малейшего просвета в этой тьме. Но независимо от того, что погода оставляла желать лучшего, Рагнар улыбался. Да, он предвкушал, не славную битву, но славное путешествие, туда, к новым берегам, где его никто не ждет, где легкодоступных сокровищ хватит на несколько жизней вперед и тогда Лодброк сможет всласть попировать с самим Одином.
Рагнар Лодброк был коренастым мужчиной тридцати двух лет от роду. Его лицо было покрыто тонкой сеточкой морщин, какая бывает у тех, кому учителем была сама жизнь. Серая борода доходила до самой груди, а одежды развевались на ветру. Мужчина, положив одну руку на основание топора, что висел за пазухой, улыбался и глядел вниз, туда, где его воины заканчивали последние приготовления перед отплытием. Новенький драккар, который лишь недавно приобрел железнобокий якорь, мирно покачивался на волнах, будто ждал своего хозяина прежде чем пуститься во весь опор.
Викингу никогда не сиделось дома, душа постоянно требовала приключений, новых впечатлений, хотя его жена, Лагерта, не одобряла подобной прыти мужа, постоянно ворча о том, что дети растут без присмотра отца, который то и дело отправляется к новым землям. А Лодброк лишь ухмылялся и кидал жену на кровать, застеленную пушистыми шкурами животных.
- Все готово, - раздалось у него за спиной и викинг коротко кивнул, не говорящему, а самой стихии, что ждала его там, внизу. Развернувшись к молодому викингу, которому не было и тридцати лет, мужчина положил руку ему на плечо.
- Давай, брат, на встречу богатству, - и не сбавляя быстрого темпа, направился вниз по тропе, что лентой уходила к самому берегу.
Погрузив все необходимое, такое как еда, вода, оружие и прочие припасы, что могли пригодиться в пути, Рагнар и еще шесть его человек, погрузились на корабль.
Открытое море встретило их призывными стонами и солеными брызгами, что попадали на лицо каждый раз, когда драккар наклонялся вперед. То и дело мужчина склонялся к ведру с водой, где мерно плавала круглая доска с маячком посередине. Этот своеобразный компас, должен был указать дорогу к неизведанным землям. Лодброк считал этот предмет особым символом удачи. Еще ни разу за все годы путешествий не случилось так, чтобы он подвел своего хозяина.
На следующий день на море разыгралась нещадная буря. Вода заливалась за борт с такой скоростью, что остальные не успевали выливать ее обратно. Молнии прорезали небо острыми мечами, освещая мглу впереди.
- Рагнар, что нам делать? - обратился к капитану один из мужчин, но тот лишь молча глядел вдаль, крепко держась за один из тросов.
- Один благоволит нам, - пытаясь перекричать бурю, ответил викинг. - Мы скоро прибудем на место!
- Смотрите, что там? - выкрикнул второй и все, как по мановению руки, повернулись в указанном направлении. Прямо посреди моря начала образовываться гигантская воронка.
- Что черт возьми происходит? Мы все умрем? Это Эгир снова буйствует! - наперебой начали кричать моряки, а сам Рагнар не проронил ни слова.
Лишь когда драккар не по своей воле направился в сторону адовой бездны, Лодброк спрыгнул с помоста и схватился за весло.
- Быстро за весла! Надо грести в другую сторону! - шкальный ветер и сильный дождь заглушал звуки его голоса, поэтому остальные не сразу поняли, что от них хотят. Лишь завидев, как их предводитель схватился за весло, бросились на свои места.
Волны поднимали корабль до небес и вновь сбрасывали на землю. Кажется сама твердь расходится под их драккаром. Но как бы они ни старались бороться со стихией, та лишь усиливала напор, будто насмехаясь над храбрецами, что в очередной раз решили попытать счастья и выйти в открытое море.
Драккар оказался слишком близко к воронке. Водоворот начал утягивать корабль в самую середину, пока не затянул на дно, поглотив в пучине вод крики и проклятия.
Яркое солнце пробивалось сквозь закрытые веки, заставляя Рагнара очнуться и прикрыть глаза руками. Он чувствовал легкое прикосновение воды к своим ногам, ощущал, как стихия убаюкивает, едва касаясь тонких пальцев.
Со стоном перевернувшись на живот, Лодброк сделал над собой титанические усилия и наконец открыл глаза. Перед его взором предстал желтый песок, смешанный с огромным количеством камней и какой-то бумагой. Приподняв голову, мужчина, не обращая внимания на пятна света перед глаза, разглядел вдалеке странные строения, высотой со скалу. Но усталость победило любопытство и он вновь упал на песок, перевернувшись на спину.
- Черт подери, где я, - хриплым голосом произнес он вслух.

0


Вы здесь » Langoth » увертюра » новые люди » нужные


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC